Свежие комментарии

  • Ingvar Ruricson
    На все эти возражения Фоменко и Носовский очень аргументированно ответили. Они только по известным причинам побоялись...Русский Ислам. 1....
  • Сандра Ингер
    Сразу скажу, что я очень плохо знаю историю, но мне кажется, что все намного проще. Оружие и обмундирование русские м...Русский Ислам. 1....
  • yagmur XXX
    Не со всем согласна, но фиг знает как оно было на самом деле. По крайней мере как то объясняет откуда взялись надписи...Волгария - страна...

2. Забытая война

313
 
2. Забытая война

2. Забытая война

http://smi2.ru/IngvarRuricson_gmail_com/c1592086/?inv=250062...

(продолжение, начало здесь
I.R. Итак, продолжим рассказ о войне, которая унесла тысячи жизней, но на упоминание о которой наложено негласное табу. Почему? Можно только догадываться. Проблема в том, что как цели, которые ставил перед собой агрессор, так и непосредственный повод к началу боевых действий остались без изменения. А это значит, что в любой момент война может вспыхнуть вновь. R.I.

8 июня 1918 года премьер-министром Грузии было сообщено начальнику германской военной миссии, что правительством Грузии сделано распоряжение о занятии территории по линии Закавказской железной дороги до моста на р.Куре и ст.Пойлы, а по Александропольской линии той же дороги – до середины тоннеля между станциями Караклис и Шагали, хотя, основываясь на государственных границах бывшего грузинского царства с восточной стороны, трактатом 1783 года между Грузией и Россией историческая граница Грузии проходит далее названных пунктов.

I.R. Речь идёт о знаменитом Георгиевском трактате о покровительстве и верховной власти Российской империи с объединённым грузинским царством Картли-Кахети (иначе Картлийско-Кахетинским царством, Восточная Грузия) о переходе Грузии под протекторат России.

На словах армяне делали вид, что молились на Россию, но стоило последней ослабнуть, как растоптали документ, подписанный высочайшей рукой матушки императрийцы Екатерины II. Понимая сей факт, грузинские власти были вынуждены ограничить свои территориальные притязания. Но наглость армянской правящей камарильи не знала границ уже тогда. R.I.

Однако это распоряжение правительства Грузии вызвало протест со стороны армянского национального совета Тифлиса. В ноте протеста, опубликованной в газете «Борьба», говорилось: «Армянский национальный совет, осведомившись о ноте Грузинского Правительства, в которой оно предписало грузинским частям занять часть железной дороги Тифлис-Александрополь до тоннеля между Шагали-Караклис, ссылаясь на договор 1783 года, заключенный между Россией и Грузией, по которому исторические границы последней простираются еще дальше, полагает: между республиками Грузии и Армении не состоялось соглашения по вопросу о границах двух соседних государств. По одностороннему постановлению Правительства Грузии не может быть разрешен вопрос о границах, которые должны быть установлены договором соглашения между Грузией и Арменией. По своему существу постановление Грузинского правительства противоречит демократическим принципам, основой которых служит самоопределение народов и этнический принцип, чем и руководствовалась до сих пор Кавказская демократия».

I.R. Забавно и показательно, что заявление это сделал Армянский национальный совет Тифлиса, вместо того чтобы оно раздалось из Эривани. Здесь прослеживается отработанный веками почерк армянских экспансионистов. Прежде всего как можно гуще заселить территорию врага. Создать на его земле органы национального армянского самоуправления, а далее через них диктовать свою волю правительству страны пребывания. При этом поведение армянских иммигрантов постепенно меняется от бедных сирых овечек до хозяев территории, с оружием в руках отстаивающих очередную “свою” землю. Длительность операции “Оккупация” разнится от десятилетий до веков, но отработанный сценарий всегда одинаков. На сегодняшний день на постсоветском пространстве наблюдается целый ряд болевых зон, где ясно прослеживается реализация данного сценария. Соответствующие народы должны чётко понимать, какую змею они пригрели у себя на груди. R.I.

Таким образом, как видно из приведенного документа, занятие правительством Грузии исторических территорий страны, по мнению дашнаковцев, «противоречило якобы демократическим принципам» и, безусловно, мешало армянам самоопределяться на грузинских территориях. Правительство Армении и армянский национальный совет были категорически против проведения границ на исторической основе, так как оно угрожало бы существованию возникшей в совершенно другом географическом пространстве армянской государственности. Дашнакские «созидатели» таким образом, требовали от грузинского правительства признания продолжавшейся на протяжении веков ползучей, этнической оккупации исторических областей Грузии.

Правительство Грузии для определения государственной границы между республиками 10 июня 1918 года образовала комиссию в составе – И. Церетели, Д.Ониашвили, П.Ингороква, генерала Одишелидзе. В работу комиссии были приглашены представители Армении и Азербайджана. На первом же заседании комиссии от имени национального совета Грузии И.Церетели представителям Армении (Н.Карчикян, Г.Хатисов, Г.Караханов) заявил, что в состав Грузии полностью должны войти Ахалкалаки, Казахи, Борчало и Александропольский уезд. В связи с этим представитель Армении Н. Карчикян заявил, что в предложении И.Церетели он видит старый план раздела Армении между Грузией, Азербайджаном и Турцией, к этому он добавил, что Лоре и Ахалкалаки бесспорно принадлежат Армении.

I.R. И вновь мы видим ещё один стандартный приём армянской дипломатии - при малейших признаках сопротивления её экспансионистским устремлениям раздаётся истошный визг на весь мир, и как из рога изобилия сыплются обвинения в желании расчленить и уничтожить многострадальную Армению. R.I.

В вышеприведенном заявлении переполненного через край «патриотизма» Н.Карчикяна вызывает также интерес мысль о существовании некоего «старого плана раздела Армении». Дело в том, что, по мнению дашнаковцев, грузинские социал-демократы объявили Грузию независимой республикой только для того, чтобы начать с Турцией сепаратные переговоры и избавиться от турецких захватчиков отдачей им всей Армении, хотя истоки этого вопроса восходят к началу Трапезундской конференции, когда в политических кругах Турции не могли даже в мыслях допустить образования Армении.

Сложные грузино-армянские взаимоотношения усугубились создавшимся положением, к тому же оно осложнилось инцидентом, связанным с переездом армянского правительства из Тбилиси в Ереван. Дело в том, что после провозглашения независимости Армении в Тбилиси и до прибытия правительства дашнаков в Армению Ереванский армянский национальный совет, в свою очередь, образовал «армянское временное правительство», не объявив об этом народу и не декларировав его. В начале июня 1918 года это т.н. правительство делегировало своего представителя в Тифлисский армянский национальный совет для сообщения им следующего ультимативного требования: «Если после получения данного письма через две недели Вы не приедете в Эривань, то мы объявим в газетах Тифлиса и др. местностей, что Вы не являетесь представителями этой страны, и, что разочарованное вами, немедленно будет образовано Учредительное собрание, которое волею народа решит судьбу страны».

После получения этого ультимативного письма бюро партии Дашнакцутюн и армянский национальный совет, фактически составляющие правительство Армении, напуганные угрозой потери власти, срочно приступили к подготовке к отъезду. 17 июня 1918 года в связи с отъездом армянских правительственных кругов грузинские официальные лица не стали провожать своих армянских коллег. В свою очередь, обиженное руководство Армении несколько часов стояло в тамбуре вагона в жаркий июньский день, выразив тем самым обиду на руководство Грузии за непроявленную толерантность.

I.R. Оказывается грузины должны были ещё и толерантность проявлять за неприкрытые притязания Армении на исторические грузинские земли. R.I.

Правительство Грузии дало возможность армянскому национальному совету взять принадлежащие им общественные и личные вещи и имущество, в том числе три машины. Однако большая часть необходимого для нового государства с новой столицей снаряжения осталась «в родном Тифлисе», к тому же они досконально были обысканы и проверены на границе Грузии. Униженные этими действиями, высокопоставленные лица Армении затаили в себе злобу и ненависть на руководство Грузии, что проявилось в дальнейших грузино-армянских взаимоотношениях.

19 июня руководители Армении прибыли в Ереван в новую столицу Армении. С первых же минут им открылась ужасающая картина экономического положения страны. Народ голодал, беженцам из Турции приходилось есть траву, эпидемия тифа и холеры унесла жизни десятков тысяч людей – говорили, что оставленная турками территория превратит Армению в кладбище. В этом хаосе руководители Армении думали не об улучшении экономического положения государства, а о расширении его пределов. 30 июня было сформировано первое правительство независимой Армении, бюро «Дашнакцутюна» Премьер-министром Армении избрало видного дашнакского деятеля – Ованеса Качазнуни, Министром Иностранных дел стал – Александр Хатисян, Министром внутренних дел – Арам Манукян, Министром финансов – Хачатур Карчикян, Военным Министром был назначен – Ованес Ахвердян. В дальнейшем состав правительства Армении не раз изменялся, в зависимости от политических обстоятельств.

I.R. Времена меняются, а нравы армянского руководства остаются прежними. Сегодняшняя Армения это бедственная в экономическом плане территория, с которой массами бегут собственные граждане в поисках лучшей доли. Но армянское руководство по-прежнему озабочено прежде всего расширением территории Великой Армении. R.I.

Между тем армянская делегация в Константинополе (Стамбуле) в ожидании открытия конференции имела встречи с руководителями Турции. Главной задачей делегации А.Агороняна было улучшение отношений между двумя государствами. Они лебезили перед руководством Турции и благодарили Оттоманскую империю за создание Армянской республики. Во время дискуссии Талаат-паша во всех бедствиях армян обвинял курдов, военных руководителей, местное руководство, а также самих армян из-за предательства интересов Турции. В беседе с Энвер-пашой посланники Армении убеждали турецкого министра о невыносимом положении Армении и просили уступить определенные территории. Однако Энвер заявил, что мы обсуждали тяжелое положение армян, султан Мехмед VI принял близко к сердцу боль армянского народа и мы создали Армению, которая не будет действовать против интересов Турции.

I.R. Верные своему принципу армяне нашли самую значительную силу в регионе и начали перед нею заискивать. На тот момент ею оказалась Турция. R.I.

Одной из главных задач делегации А.Агороняна было также достижение соглашения о передаче Армении Лорийского участка территории после выхода оттуда турецких войск, т.е. той территории, которая была предоставлена правительством Грузии 15 июня 1918 года турецким войскам для решения своих военно-политических задач. Однако турецкая сторона воздержалась от каких-либо обещаний.

Намеченная конференция из-за политической обстановки в Турции так и не состоялось, однако Армянская делегация не теряло время и представила руководству Турции карты и статистические сведения того, что ни одна страна в мире не могла существовать в такой гористой и пустынной местности, какая досталась Армении, и просила не применять к Армении условий Брест-Литовского договора в случае чего Армении прибавилось бы еще 20 000 кв. мили территорий и она получила бы возможность выжить. До осени 1918 года Османская империя по территориальному вопросу никакой ощутимой поддержки представителям Армении не высказывала. В сентябре 1918 года, после того как Германия и Россия оформили договор о разделе Южного Кавказа на две зоны, Энвер-паша заявил армянской делегации, что Турция поможет Армении занять Лоре и Бамбак, к этому Талаат-паша добавил, что Армения получит больше территорий, чем она просила в эти недели. Это было последнее его слово по этому вопросу, так как через некоторое время он оставил кабинет правительства.

I.R. По части подделки карт и статистики армяне виртуозы, каких свет не видывал. Веками они фальсифицировали эти данные, чтобы добиваться определённых преференций у очередного властителя. R.I.

Согласно обещанию, 5 октября 1918 года в Ереване между Арменией и Турцией было заключено секретное соглашение, в котором было отмечено: «Территория, занятая турецкими войсками за границей, установленной Батумским договором, которая начинается на Юго-Западе озера Тапараван и которая проходит на севере деревень:

1. Саудж-Булаг, Кетим-Булаг, Николаевка и моста железной дороги Дисих и продолжается до горы Алагез – будет очищена турецкими войсками и передана Армении.

2. Турецкие войска отступят только после занятия этой территории армянскими войсками. Армянское правительство вовремя предупредит командующего группой турецких войск на Западе и в то же время командующего 9-ой армией в Карсе через посредничество Мамед-Али-паши, когда и где турецкие войска будут готовы занять новую границу. Подробности перемещения турецких и армянских войск будут указаны двумя командующими в Амамлу.

3. Чтобы немедленно установить границу, которая была определена Батумским договором и которая начинается с вершины Алагеза и тянется до Юго-Запада озера Тапараван – Оттоманское правительство и Армянская республика организуют смешанную военную комиссию, состоящую из 3-х офицеров от каждой из сторон. Эта комиссия соберется в Александрополе и установит вышеуказанную границу…».

Действия правительства Грузии в вооруженном конфликте с Арменией и принятая им позиция была неприемлема для многих политических деятелей страны, поэтому это положение было предметом обсуждения на чрезвычайном заседании Парламента Грузии 26 октября 1918 года. В своем отчете министр внутренних дел Н.В.Рамишвили отметил, что: «…Грузинское Правительство искренно желает мирного разрешения спорного вопроса, но примет все меры для защиты границ республики. Чтобы устранить всякие недоразумения, считаю нужным заявить, что мы считаем Тифлисскую губернию бесспорной территорией Грузии…».

I.R. Вон оно как. Даже Тифлисскую столичную губернию армянские экспансионисты считали своей вотчиной. Но дальше будет ещё интересней. R.I.

Выслушав сообщение Правительства и мнения представителей фракций по поводу конфликта, возникшего между республиками Грузии и Армении, парламент постановил, что: «…меры, принятые Правительством Грузии, совершенно ясно указывают на то, что Грузинское правительство добросовестно желало и желает мирного разрешения конфликта, и выражает полную надежду, что Правительство предпримет все меры, чтобы предотвратить страшную опасность кровопролития между народами Грузии и Армении. Вместе с этим, Парламент Грузии заявляет, что он согласен на мирное разрешение всякого спорного вопроса, но никому не позволит врываться в пределы республики с оружием и угрожать нашей свободе…».

I.R. По моему мнению определяющим фактором в столь наивном поведении парламента Грузии перед лицом неприкрытой агрессии со стороны Армении была пресловутая христианская солидарность. Этот же фактор побуждает грузинское руководство молчать сегодня перед лицом ползучей аннексии со стороны Армении. R.I.

Однако это постановление парламента Грузии реально не отвечало создавшемуся положению, так как Арменией уже была занята значительная часть исторической территории Грузии, а именно Джелал-оглы, Караклис, Александрополь с близлежащими населенными пунктами. Правительство Грузии не сумело предварительно, до начала армяно-грузинской конференции, т.е. мирного решения вопроса, вытеснить армянские войска с территории Грузии. Армении не была объявлена война. Этим фактом руководством Грузии была допущена непростительная ошибка, которая положила начало армянской экспансии против Грузии в 1918 году.

В тот же день, 26 октября 1918 года, на заседании Хорурда Армении обсуждалось сообщение главы правительства Армении О.Качазнуни по вопросу об армяно-грузинских отношениях, а также и доклад о Коберском инциденте. В результате прений Хорурдом была принята следующая резолюция: «В целях разрешения армяно-грузинского вопроса мирным путем фракция Дашнакцутюн предлагает правительству войти в сношения с Грузинским Правительством об установлении границ между Грузией и Арменией».

I.R. Несмотря на красивые слова, внутри блестящей обёртки скрывался яд. Дашнакцутюн рассматривал переговоры о границе как безоговорочное принятие Грузией всех территориальных притязаний Армении. Но этого мало. По мере развития успеха агрессии аппетиты армянской стороны росли. R.I.

Соглашение о мирном решении вопроса далеко не сразу получило отражение на фронте, где 26 октября, и даже утром 27 октября продолжались боевые действия. В 6 часов утра 27 октября в Санаин прибыл поезд с делегацией тифлисского армянского национального совета. В 7 часов 30 минут военные действия были прекращены. По выяснению некоторых обстоятельств, часть армянской делегации выехала в Караклис, к месту пребывания командующего армянскими войсками Дро (Д.Канаян). Ввиду болезни последнего на нейтральную полосу приехал полковник Королков, состоящий на армянской службе. Королков передал генералу Цулукидзе копию срочной телеграммы, подписанной Дро от 26 октября. В телеграмме предписывалось сдать деревни Кориндж и Цатер и осведомить об этом грузинское командование. Ввиду этой телеграммы Цулукидзе отдал приказ о прекращении военных действий и о занятии деревень Кориндж и Цатер. Этим военные действия в пределах Борчалинского уезда завершились, завершились они полным крахом грузинской дипломатии и потерей определенной части исторических территорий Грузии. Происшедшие впоследствии факты показали, что конфликт этот не был случайным и что корни его были заложены глубже, чем это тогда казалось руководству Грузии. В правительственных кругах Грузии наивно полагали, что после мирного установления государственных границ между Грузией и Арменией руководство Армении вернет Грузии захваченные территории. Однако армянская дипломатия вела неустанную работу не только для сохранения завоеванной без боя территории, но и для дальнейшего расширения пределов Армении.

Армянская делегация в Стамбуле в ожидании открытия Константинопольской конференции вела активную дипломатическую работу с руководством Турции. Представители Армении не теряли надежды, что Турция уступит им территории, потерянные по Брестскому договору. В результате активной деятельности армянских дипломатов 27 октября 1918 года в Стамбуле Ахмед-Иззет паша заявил, что между Турцией и Арменией не существует более никакой вражды. Правительство Турции обещало Армении, что примет беженцев, поможет сиротам, что окажет всякую помощь армянам и правительству Армении. Такая «щедрость» турецкого правительства объясняется его политическим положением.

Турция, упустив момент для своевременного выхода из войны и оставшись до конца германским вассалом, уготовила себе ту же участь, какая ожидала и побежденную Германию. Поэтому Турецкое правительство стремилось продемонстрировать теплые турецко-армянские взаимоотношения. С этой тактикой Хусейн Рауф бей перед отъездом на остров Лемнос встретился с делегацией Хатисяна и предложил армянской стороне вместе отправиться в порт Мудрос и продемонстрировать мировому сообществу теплые, дружественные турецко-армянские отношения. Этот маневр был необходим турецкому руководству в целях уменьшения ожидаемой участи в мирных переговорах. Взамен турецкая сторона предлагала Армении восстановление границ 1914 года, уступало Карс и Ардаган. Было обещано, что, возможно, турецкое правительство пойдет на уступку и других территорий. Таким образом, Турция предлагала Армении те территории, которых требовало Закавказское правительство в марте 1918 года. Теперь Турция сама предлагала эти территории Армении, однако правительству Армении в изменившихся политических условиях захотелось большего, и оно отвергло предложение Турции.

30 октября 1918 года на борту английского крейсера в порту Мудрос на острове Лемнос, в Эгейском море было подписано перемирие. Оно возложило на турок ряд крайне тяжелых обязательств: открытие проливов для флота союзников и военная оккупация союзниками фортов Дарданеллы и Босфора; немедленная демобилизация турецкой армии и немедленная выдача союзникам всех военнопленных; сдача всех военных кораблей; установление контроля Антанты над турецкими железными дорогами, телеграфом и радио; предоставление союзникам права оккупировать шесть армянских вилайетов «в случае беспорядков в одном из них», а также вообще любой стратегический пункт в Турции, «если обстоятельства сделались бы угрожающими для безопасности союзников». Фактически, Мудросское перемирие означало крах Оттоманской империи.

В Армении праздновали подписание Мудросского соглашения, в правительственных кругах дашнаков впервые стали реально ощущать и понимать, что присоединение Карса и всей т.н. Турецкой Армении не является сферой фантазии. В такой благоприятной политической обстановке дашнаки стали медлить с проведением армяно-грузинской конференции для мирного установления государственной границы между республиками. Как выяснилось впоследствии, руководители Армении тянули время в ожидании войск союзников, надеясь с их помощью решить территориальные вопросы с Грузией.


 
10 
2. Забытая война
Ingvar Ruricson добавил 02.06.2013в раздел «Общество».
  2. Забытая война 147

Картина дня

наверх