Свежие комментарии

  • Ingvar Ruricson
    На все эти возражения Фоменко и Носовский очень аргументированно ответили. Они только по известным причинам побоялись...Русский Ислам. 1....
  • Сандра Ингер
    Сразу скажу, что я очень плохо знаю историю, но мне кажется, что все намного проще. Оружие и обмундирование русские м...Русский Ислам. 1....
  • yagmur XXX
    Не со всем согласна, но фиг знает как оно было на самом деле. По крайней мере как то объясняет откуда взялись надписи...Волгария - страна...

4. Забытая война

318
 
4. Забытая война

4. Забытая война

http://smi2.ru/IngvarRuricson_gmail_com/c1599899/?inv=250062...

I.R. Мы продолжаем рассказ об Армяно-Грузинской войне, предшествующая часть которого находится здесьR.I.

Правительство Грузии вынуждено было обратиться к населению и объяснить народу о положении, создавшемся в южных районах государства. В обращении говорилось: «Ко всем гражданам Грузинской Республики. Армянские войска вероломно напали на наши границы. Нашу пограничную стражу частью перебили, частью взяли в плен; разобрали железнодорожную линию и прервали телеграфное сообщение между Грузией и Арменией.

Пролита братская кровь. Правительство ГДР (Грузинской Демократической Республикой) с самого начала старалось установить солидарность между закавказскими народами и разрешить путем соглашений все спорные вопросы.

С этой целью оно взяло на себя инициативу созыва Закавказской конференции, на которой должно было быть достигнуто соглашение между соседними республиками и по вопросу о границах, а если бы этого соглашения не последовало – то окончательное разрешение как этого, так и других спорных вопросов должно было быть передано международному арбитражу. Таковы давнишние чаяния демократических государств, и к осуществлению их стремятся все демократические страны.

Но Правительство Армянской Республики не пожелало выслать своих делегатов на эту конференцию, настаивая на необходимости предварительного разрешения спорных вопросов между Грузией и Арменией. Мы это предложение приняли. В ожидании открытия предварительной конференции делегатов Грузии и Армении, с 10 ноября с.г. нам несколько раз пришлось отложить общую Конференцию делегатов Закавказских государств.

Со дня на день мы ожидали прибытия армянских представителей для мирного разрешения спорных вопросов, но в самой Армении (в Эривани) победила военная партия, которая с самого начала была против разрешения спорных вопросов путем соглашений и которая обрушила новые бедствия на демократию Грузии и Армении. 9 сего декабря в сел. Узунляры произвели нападение на нашу пограничную стражу, и затем на стражу, находившуюся в Коберах и Коринджи, частью перебили, частью взяли в плен. Полагая, что мы имеем дело со внутренней анархией Армян, мы уклонились от ведения широких военных операций. И только всего несколько дней тому назад выяснилось, что военными действиями против нас руководят офицеры армянских войсковых частей.

Несмотря на это, мы все же полагали, что виновниками всего этого являются безответственные группы, так как нам не верилось, чтобы с согласия демократии соседнего с нами государства был предпринят такой злополучный шаг. Эта наша уверенность опиралась на многовековую историю Грузии и Армении, которая не помнит войны и кровопролития между этими народами; наоборот, они всегда, идя рука об руку, общими силами боролись против насильников восточной деспотии.

I.R. Этот миф о христианской солидарности, противостоящей тёмным мусульманским силам, до сих пор искажает правильное видение политической ситуации и не даёт вести трезвую прагматическую политику. В эту ловушку попались грузинские депутаты в 1918 г., в этом же заблуждении пребывают политики христианских государств, когда дело касается взаимодействия с исламским миром. R.I.

Таково было представление грузинского правительства о происходящих на наших границах событиях, когда мы получили от министра иностранных дел правительства Армении г. Тиграняна ультиматум, коим армянским правительством предлагается нам немедленно вывести наши воинские части из населенных армянами районов Борчалинского и Закарталинского. Итак, вместо конференции и соглашения – сперва нападение, затем ультиматум и, наконец, война и кровопролитие.

Мы исчерпали все средства во избежание военных действий и для сохранения мирного положения, - и все это после того, когда несколько десятков наших воинов, защитников родины, частью перебиты, частью взяты в плен.

И это потому, что мы стремились, и ныне стремимся совместно с демократическими государствами Европы и Америки положить конец кровопролитным войнам и укрепить солидарность народов.

К сожалению, ответственные представители соседней республики попирают наилучшие демократические принципы, угрожают обоим государствам усилением анархии, разрушением культуры и, в конце Всемирной войны, вызывают здесь кровавый призрак новой войны. Грузинское правительство к этим преступлениям не причастно, и вся ответственность за них ложится на правительство Армении.

Однако военные действия уже начались. Заранее подготовленные армянские воинские части непосредственно угрожают нашим городам и селам.

Чтобы предотвратить разгром нашей страны, мы признаем настоятельной необходимостью широкие военные приготовления. Все граждане Грузии, без различия национальности и вероисповедания, обязаны выполнить свой долг перед государством.

I.R. Наконец-то грузинские парламентарии начали понимать, что армянские агрессоры понимают только язык силы. R.I.

Граждане! Грузинский народ всегда отличался своим героизмом и сознанием гражданского долга. К этим чувствам наших граждан мы и обращаемся, надеясь, что и с открытием военных действий права всего населения, без различия национальности и вероисповедания, будут твердо ограждены.

Открывая военные действия, наши противники стараются разжечь анархию. Не поддавайтесь устраиваемой нашими врагами провокации. Сохраняйте полный государственный порядок.

Пусть знает каждый гражданин, что грузинское правительство борется не с армянским народом, а с теми армянскими военными группами, которые являются виновниками пролития братской крови.

Грузинская демократия нападающим противопоставит всю свою силу, в кратчайший срок восстановит свои попранные права и принудит противников признать выдвинутый всемирной демократией принцип разрешения всех спорных государственных вопросов путем мирного соглашения, а не мечом».

Обращение правительства к населению было напечатано во многих печатных изданиях страны и сразу же вызвало взрыв возмущения населения к армянам и к их правительству. Армянские общественные деятели были удивлены этим возмущением грузинского народа. Армянский историк Лео писал по этому вопросу: «Невозможно описать тот взрыв возмущения, который охватил всю Грузию, как азербайджанцы, грузины теперь в своих песнях армян объявляли своими врагами». И действительно, со всех уголков страны народ с оружием в руках стремился пробраться к театру военных действий, чтобы принять участие в разгроме вражеских сил, посмевших перейти границы государства.

I.R. Видимо из-за скоротечности войны и дальнейшего замалчивания этого конфликта в общедоступных СМИ армяне не стали кричать об очередном “геноциде” армянского народа теперь уже со стороны Грузии. А ведь причины ненависти к армянскому населению были те же - вооружённый мятеж в тылу воюющей армии, самая настоящая измена Родине со стороны широких масс армянского населения. R.I.

Возмущенные действиями правительства Армении и армянского населения в южных районах страны, общественные и политические деятели республики стремились в передовой печати разоблачить их действия и цели, и в то же время призывали народ к единству для борьбы с новым врагом. Так, Г.Гвазава в эти дни писал: «Мы должны заявить, что в эту секунду не существует партийной разобщенности, в эту секунду только одна партия – грузинский народ, мы должны защитить его свободу и национальное достоинство».

Об армяно-грузинских отношениях и перипетиях военных действий в эти дни в передовой печати писали Г.Кикодзе, С.Кедия, Ш.Нуцубидзе, Ш.Амиреджиби, Д.Касрадзе и многие другие общественные и политические деятели страны. И. Джавахишвили, касаясь этих вопросов, отмечал: «Джавахети и Борчало являются дверью Грузии, и их потеря равна открытию дверей государства. Грузинский народ никогда не допустит их потери, и если нужно будет для борьбы, объединимся так, как те горы, которые обнимают друг друга во всех уголках Грузии».

Между тем армянские вооруженные силы продолжали наступление по всему фронту, в результате боев 15 и 16 декабря грузинские части потерпели ряд неудач и отступали. Главной задачей грузинского командования было приостановление наступления армянских войск. В своих воспоминаниях Н.Жордания, касаясь этого вопроса, писал: «Как только получил сведение из Шулавери о неожиданном нападении армянских войск, для меня сразу же стало понятно, в чем дело. Целью их неожиданного наступления было овладение подступами к Тбилиси, армянское население города было готово к восстанию, затем армянские войска без труда заняли бы город… Поэтому я сказал Джугели и Майсурадзе немедленно перережьте дорогу в районе Болнис-Хачена, так как она является прямой дорогой к Тбилиси». Действительно, это предположение оказалось правильным, армянские войска стремились захватить магистрали, идущие к столице Грузии. Однако сил, находящихся в районах боевых действий, для этой цели было недостаточно, нужно было объявить мобилизацию для начала решающих действий в этом направлении.

I.R. Восстание в Тбилиси было такой же возможной реальностью, как и восстание в Борчало и Ахалкалаки, поскольку большинством населения в столице были армяне, настроенные крайне враждебно. R.I.

В этих условиях 17 декабря 1918 года в Тбилиси состоялось экстренное заседание парламента Грузии, на котором выступил Премьер-министр Н. Жордания: «Граждане! Совершилось то, что не должно было случиться. В то время, когда угасает мировая война, когда главные империалистические державы кладут меч в ножны и готовятся к всеобщему миру, в это самое время Правительство Армении тайно нападает на Республику Грузия. Теперь становится ясным, что это правительство и его агенты сперва устроили восстания в армянских селениях, затем воспользовались этим и ввели в наши пределы свои регулярные войска. Правительство Армении этим нарушило веками выработанные добрососедские отношения, разрушило исторические традиции как грузинского, так и армянского народов. Между этими народами никогда не было войны, и вот теперь это правительство втянуло в это позорное дело оба народа. Если в средние века, в этот варварский период, правительства обеих народов имели возможность сохранить дружеские отношения, то что случилось теперь, в ХХ веке, что, Правительство Армении стало на путь войны? Оно совершило большое историческое преступление, и это преступление останется несмываемым позором на черных страницах истории. Правительство Качазнуни придется ответить как перед народом, так и перед справедливостью. Оно должно привести основания для оправдания этого акта. Нам известны эти основания, и теперь я хочу познакомить с ними и вас, чтобы вы имели возможность судить, похожи ли они, действительно, на основания, в силу которых можно было бы совершить такое историческое преступление. Они пишут нам, что на границе нашей, в одном армянском селении, наши солдаты оскорбили население и что они не потерпят того. Вот, господа, их первое основание. Но откуда им известно, что это действительно имело место, и если они об этом узнали, то почему не сообщили нам, почему не запросили нас: правда ли это? И если это – факт, почему они думали, что мы сами не найдем виновных? Откуда они получили право вмешиваться в наши внутренние дела по таким ничтожным причинам? Где и когда случилось, чтобы по таким мотивам одно государство объявляло войну другому? Отсюда вам ясно, что это основание выдумано, и ни перед каким судом, ни перед каким правительством оно не может иметь значения действительно серьезного основания. Другое основание: вы заняли, говорят они, спорные местности. Да, мы заняли, спорные районы, но разве это новость? Мы заняли линию Борчалинского уезда, которую мы занимали два месяца тому назад по соглашению с ними. И почему они тогда не заявили, что это может послужить поводом к войне? Тогда они этого не говорили. Напротив, тогда мы имели с ними переговоры, и вы, наверное, помните, что наши и их войска встретились там друг с другом. Мы в свое время заявили, что в границах Грузии мы считаем всю Тифлисскую губернию и что мы всю эту территорию займем, и если кто-либо считает здесь что-нибудь спорным, мы готовы вести переговоры. Это не новость. В силу таких же оснований мы заняли Джавахетию – и это не новость. Мы давно послали туда войска и этого мы не скрывали и учредили особое генерал-губернаторство в Ахалцихском и Ахалкалакском уездах. Мы по этому поводу вели переписку с Турцией. Турки ушли, и мы заняли эти места, и это не было ни для кого ни тайной, ни неожиданностью.

Вот, граждане, все их основания, больше у них нет ничего. Отсюда ясно, что эти основания были ими выдвинуты для того, чтобы оправдать свои поступки. Вы хорошо знаете, что волк не съел ягненка без основания. Он говорил, что ягненок мутит ему воду, но кто поверит, что волк действовал по этим мотивам? Нет, волк поступил согласно своей природе, по которой он должен съесть все, что ему доступно, и я думаю, что природа правительства Качазнуни тоже такова (Вешапели с места: «Неужели мы ягнята? До каких пор мы должны быть ягнятами?»). Правительство Качазнуни не может быть в мирных отношениях с соседями. Оно должно иметь с кем-нибудь вечные раздоры и войну. Вот это является основной причиной событий, происходящих в Борчалинском уезде, а не те основания, которые они нам представили и с которыми вы сейчас познакомились. Мы полагали, что Эриванское Правительство знает и оценит то обстоятельство, что если у него при нынешних условиях испорчены отношения с мусульманами, то зато сохранены хорошие отношения с грузинами. Но совершенно неожиданно они оборвали и эти дружеские с нами отношения, разрушили мост, перекинутый между нами вековой дружбой и совершенно изолировали себя. На что они надеются? Спрашиваем мы себя и думаем, что они, наверное, пытают надежду на какую-то силу, но не думаю, чтобы эти надежды оправдались. Не думаю, чтобы была такая государственная сила, которая могла бы оправдать их коварный поступок, их нападение. Правда мы обратились к внешней силе, но не против народов Закавказья, а для защиты интересов всего Закавказья против врагов Закавказья. Мы при помощи этой силы защитили не только грузин, но и много армян (голоса «правильно»). Но правительство Качазнуни хочет опереться на какую-то силу не в пользу народов Закавказья, но против нас. Здесь сталкиваются две политические линии. Одна – наша, другая – их. Наша политика направлена к установлению солидарности народов Закавказья, другая же политика, наоборот, стремится к разрушению этой солидарности и установлению между грузинами и армянами той розни и вражды, которые, к сожалению, существуют между армянами и мусульманами. Мы боролись с этой политикой всегда и боремся и ныне. Мы знали, что в Армении и, наверное, и в ее правительстве, было два направления: одно было согласовано с нашим направлением, а другое было направление военной партии, направление маузеристов. Я должен сказать, что когда убили в Эривани главу первого направления Карчикяна, я сказал, что дело принимает плохой оборот. И.Карчикян, о котором говорил Н. Жордания, был одним из лидеров партии «Дашнакцутюн», однако он был противником той политики, на которой стояли руководители Армении в отношении Грузии. И.Карчикян был убит незадолго до начала войны, убийца признал совершенное им преступление и в газете «Ашхатовор» поместил письмо, где писал, что Карчикяна убил сознательно, так как он на протяжении 4 лет проводил губительную для армян политику, «уничтожал армянский народ, предавал его огню и мечу». Оставшись безнаказанным, он вновь занял ответственный пост, «я действовал самостоятельно и готов нести наказание».С.Мдивани отмечал, что убийство Карчикяна было большой потерей для нас, так как он мог внести определенный вклад для мирного исхода армяно-грузинского конфликта. Однако эту возможность ему не дали, обвинили вместе с Чхенкели в продаже Карса, и из-за этого убили.

Мы думаем, что настало время, когда так или иначе мы должны установить правовые отношения между народами Закавказья, и ввиду того, что эти правовые отношения не угоды Эриванскому Правительству, мы должны его навязать этому правительству с оружием в руках (общие аплодисменты). Если ныне мы будем поражены, в Закавказье навеки укрепятся вражда и рознь, и будут невозможны ни федерация народов, ни их конфедерация. Мы призываем демократию Грузии к борьбе не против армянского, - напротив, армянский народ должен быть убежден в том, что между грузинами и армянами, между республиками Грузии и Армении должны быть вечные правовые мирные отношения, - но мы призываем к борьбе против того правительства и той военной партии, которые затеяли это страшное преступление (Дадиани с места: «А какого мнения парламент Армении?»). Господа, я вам не докладываю мнение армянского парламента, я говорю, какого мнения наше правительство. Тем, кто против нас поднял оружие, мы должны ответить тем же оружием. Мы располагаем необходимой для этого силой. Только необходимо, чтобы каждый гражданин и каждый служащий республики выполнил свой долг и достойно встретил врага (Бурные аплодисменты. Парламент встает.).

I.R. Надо сказать, я совершенно по-другому взглянул на людей, пришедших к руководству в новообразованных на обломках Российской империи государствах. Коммунистическая пропаганда изображала их безвольными марионетками в руках АНТАНТы и мирового империализма. На самом деле поколение политиков, волею судеб оказавшихся у кормила власти в столь критический период состояло из мудрых, трезво мыслящих людей, вполне реалистично оценивавших создавшееся тяжёлое положение. Чего стоит хотя бы рассуждение уважаемого Премьер-министра о хищнической сущности мирового армянства. Слово в слово без малейших изъятий оно применимо к сегодняшнему дню.R.I.

Сразу же после выступления Премьер-министра в парламенте произошел незначительный инцидент, который наглядно показывает ту напряженность, которая царила в политических кругах двух народов. Так, после речи Н.Жордания, депутаты парламента аплодировали стоя, однако дашнаки безусловно не могли разделить чувства грузин и не только не аплодировали, но и не поднялись, это послужило причиной того, что депутат Г. Рцхиладзе бросил на них стул, другие после этого пустили в ход кулаки, после чего дашнаки вынуждены были покинуть заседание парламента, еще более затаив злобу и ненависть на грузин (а ведь речь идёт о гражданах Грузии армянской национальности I.R.).

Таким образом, парламент, заслушав сообщение правительства, признал, что правительство Грузии не давало руководству Армении повода для враждебного отношения к Грузии, что оно приняло все меры для мирного урегулирования конфликта между республиками. Для начала решительных действий против наступления армянских войск была объявлена мобилизация. Того же 17 декабря Г.Мазниашвили был назначен командующим грузинской армией, 18 декабря начальником штаба армии был назначен Г.Квинитадзе. 18 декабря Г.Мазниашвили и Г.Квинитадзе прибыли в Сандари. Положение на фронте было тяжелым, эшелон полковника Вачнадзе в боях около Санаина потерял треть состава, расстреляв все патроны и окруженный затем со всех сторон с остатками войск попал в плен. Кроме того, на подмогу Вачнадзе в Санаинскую щель были посланы броневые поезда и гаубичная батарея, которые в этой местности не были пригодны, армянскими войсками эти броневые поезда были подорваны.

Положение на фронте, как видно, было катастрофическое, армянские вооруженные силы в течение двух недель военных действий захватили в плен до 1000 грузинских солдат и до 100 офицеров, захвачено было в виде трофеев: 3 бронированных поезда, 16 орудий, 35 пулеметов, свыше десятка паровозов, сотни вагонов и т.д.

Генерал Г. Квинитадзе, вспоминая эти дни, писал: «Ужасно было состояние моей души; я прямо не находил себе места. Мне было обидно за родину, так глупо попавшую впросак, мне было обидно за умиравших бойцов, поставленных в невозможные условия борьбы, и это под звуки тбилисских торжеств 12 декабря гвардейского праздника, годовщины взятия арсенала; мне было больно за своих боевых товарищей, героев последней войны, и здесь обреченных на позор, ибо заслужившие высшие боевые награды за бои с серьезными противниками, здесь они были поражены несомненно слабейшим врагом…».

На станции Айрум 18 декабря броневик в составе 250 человек попал в плен. Из 250 пленных грузин армяне отобрали 37 человек, раздели и расстреляли. Об этом вел записи видимо армянский офицер, который пишет, что «неоднократное его обращение и умоление вышестоящим не расстреливать их были грубо отклонены». Судьба остальных неизвестна, возможно они были освобождены в январе 1919 года.

I.R. Армянские агрессоры нарушали элементарные законы войны и правила обращения с пленными и вели себя как настоящие бандиты, не останавливаясь перед совершением тягчайших воинских преступлений. Эти нацистские методы ставили своей задачей запугать противника, страхом лишить его воли к сопротивлению. Те же методы армянские оккупанты использовали и в Карабахе. R.I.

Такое положение на фронте, как указывалось, было следствием той «мирной» политики, которую проводили руководители Грузии по отношению к Армении. Правительство страны этой неадекватной политикой поставило свои вооруженные силы в сложнейшее положение, малочисленные грузинские части в южных районах страны были оставлены без внимания, армянские войска, партизанские отряды совместно с предательским «местным» армянским населением измотали грузинские части, в такой сложной военной ситуации руководители республики посылали в Ереван дипломатические ноты протеста, вместо того, чтобы двинуть в район боевых действий основные силы и разгромить врага. Именно это обстоятельство было причиной позорного отступления грузинских частей, а не боевые неудачи.

Между тем главной задачей грузинского командования было приостановление наступления вражеских войск до прибытия основных сил. С этой целью генералу Сумбаташвили было приказано с эскадрой дойти до р. Храм. При помощи бронепоезда эскадра в 4 часа утра 19 декабря дошла до р. Храма и вступила в бой с вражескими силами. Армянское командование ошибочно посчитало, что к р. Храм подошли основные силы Грузии и начало отступать к Малому Шулавери. Генерал Сумбаташвили воспользовался этой ошибкой армян и атаковал вражеские позиции по железнодорожной линии. В результате этой атаки армянские войска стали отступать не только с железнодорожной линии, но и с Шулаверских гор. Окрыленный этим успехом, Сумбаташвили немедленно двинул ½ часть своего эскадрона к ст.Ашаги-Сераль. В результате боев армянские части частью были разбиты, частью сумели отступить, что позволило малочисленным грузинским отрядам занять в 8 часов утра Ашаги-Сераль и вместе с тем горные высоты, которые идут с Малого Шулавери до ст. Ашаги-Сераль. К 10 часам утра бронепоезд, открыв пулеметный огонь по вражеским силам, выбил их и с Малого Шулавери.

Действия ген. Сумбаташвили несомненно были рискованными, но только такими действиями можно было приостановить наступление армянских войск, уже две недели имевших успех и вследствие этого наступавших с приподнятым настроением.

Это наступление ген. Сумбаташвили на Шулавери привлекло внимание армянского командования и приостановило общее наступление вдоль железной дороги на Тбилиси. Этим ген. Сумбаташвили выиграл драгоценное для грузинской армии время, так как основные силы после объявления мобилизации еще не были направлены в район боевых действий. Если бы командующий армянской армией Дро был дальновиднее, он должен был бы продолжать движение вдоль железной дороги и по правому берегу р. Дебеда-чай, не обращая внимания на движение ген. Сумбаташвили на Шулавери. Армянские войска здесь бы почти не встретили сопротивления грузинских отрядов и могли в тот же день отбросить грузинские части за Храм. Однако, действия ген. Сумбаташвили вызвали у армянских военных именно те действия, которые были для грузинского командования наиболее желательными. Нам надо было, – пишет Г. Квинитадзе, - во что бы то ни стало держать армян под страхом нашего наступления на Шулавери. Взятие нами в тот день одной из вершин на Шулаверском направлении способствовало тому, чтобы уверить армян в нашем желании взять Шулавери, что было для нас весьма благоприятно.

Между тем, армянские войска занимали г. Шулавери и восточные высоты над ней, дорожная магистраль от ст. Ашаги-Сераль до г. Шулавери была занята грузинскими частями. Однако у армянских войск оставались еще две дороги: первая – это узкая дорога, проходящая через горы Иухар-Серали и затем спускающаяся к Садахло, вторая же проходила через сел. Сиони, западнее от их главной линии, так что эта дорога отделяла главные силы армянских войск друг от друга.

Перед Г. Мазниашвили стояла задача оторвать эту дорогу и занять ее, тем самым закрыв армянским войскам дорогу к отступлению на Садахло, однако у Г.Мазниашвили не было достаточных сил для решения этой задачи, поэтому операция была перенесена на 21 декабря. Между тем 20 декабря в районе Екатериновки грузинские части нанесли армянским войскам артиллерийский удар, противник потерял убитыми 6 офицеров и 230 солдат, Джугели докладывал, что: «армяне успели увезти часть раненых, на что указывают следы крови в снегу во время их отступления». Инициатива в ходе военных действий по мере поступления подкрепления постепенно переходила к грузинской армии.

Правительство Грузии еще с 16 декабря параллельно вело переговоры с представителями английской и французской военных миссий полковниками Джорданом и Шардинье по вопросу прекращения войны с Арменией. Результаты этих переговоров отразились в следующем постановлении правительства Грузии: Грузинское правительство, выслушав доклад Председателя Правительства относительно переговоров между ними и представителями Держав Согласия и ознакомившись с текстом телеграммы, которую предполагается послать на имя Эриванского Правительства, постановило:

1. Грузинское Правительство принимает с полным удовлетворением инициативу представителей союзников для окончания братоубийственной войны между Грузией и Арменией.

2. Грузинское Правительство принимает с удовольствием предлагаемый текст телеграммы, со следующими изменениями:

А. Приказ о прекращении военных действий со стороны грузинских войск должен быть отдан Правительством Грузии командующему войсками.

В. Как только прекратятся военные действия с обеих сторон, армянские войска должны очистить в Борчалинском уезде те позиции, которые они занимают, с условием, что в течение определенного срока эти войска должны занять места, которые они занимали до начала военных действий, восстановив таким образом для обеих воюющих сторон status quo ante bellum; в то же время Грузинское Правительство берет на себя обязательство гарантировать личную и имущественную безопасность всего населения.

С. Смешанная комиссия, образование которой проектируется в телеграмме, помимо остальных вопросов, должна установить, какая из сторон была нападающей, для того, чтобы эта сторона, как виновная, возместила другой издержки и убытки, израсходованные для защиты этой последней.

Приведенное выше постановление правительства Грузии было передано английской миссии, условие которого в свою очередь ими было передано в Ереван правительству Армении, однако руководители Армении, пользуясь успехами в военных действиях, никак не могли допустить прекращения военных действий и тем более восстановления status quo, и категорически отказались от подобного рода решения вопроса.

Тем временем на полях сражений продолжались ожесточенные бои с переменным успехом. Так, 21 декабря в районе Ашаги-Сераль грузинские войска нанесли армянской армии значительные потери, потеряв убитыми более 100 человек, в том числе 3 офицеров, в качестве трофеев были взяты 2 пулемета, 140 винтовок и патронов к ним и др., в плен было взято 50 человек. Однако занять вновь захваченную армянскими войсками ст. Ашаги-Сераль в ночь на 21 декабря не удалось. И только к 10 ч. 30 мин. 22 декабря летучий отряд в 100 человек и отряд офицеров с пулеметами окончательно заняли ст. Ашаги-Сераль. Потери армянских частей составили 90 человек, в том числе 4 офицера. Полковник Джапаридзе передавал, что: «еще в одной версте впереди пока еще не убраны трупы…».

Вскоре английские войска, находящиеся в Баку и Батуми, выразили желание занять остальную часть Грузии для поддержания, как они уверяли, ее внутреннего порядка. На это 22 декабря 1918 года министр иностранных дел Грузии Е. Гегечкори обратился с нотой к председателю английской миссии полковнику Джордану, в которой говорилось:

«1. Грузинское правительство не считает нужным введение на грузинскую территорию иностранных войск для поддержания порядка, так как само правительство располагает достаточными силами для этой цели.

2. Если введение этих войск имеет какую-либо другую цель, грузинское правительство решительно заявляет, что это введение не может иметь места без согласия Грузинского Правительства.

3. Союзные силы, введенные согласно второму пункту, не могут ни в коем случае вмешиваться во внутренние дела Грузии…».

В ответной ноте полковника Джордана говорилось, что: «Мы не будем вмешиваться в Вашу внутреннюю политику, а также не будем нарушать свободы Вашего народа». Было ясно, что эти заверения носили чисто формальный характер, несмотря на это правительство Грузии было вынуждено удовлетворить их требование. Через несколько дней (25 декабря) английские войска вступили в Тбилиси, сделав ее резиденцией верховного комиссара союзников в Центральном Кавказе. Дашнаки сразу же пригласили англичан, надеясь с их помощью установить новые границы Армении.

23 декабря Г. Мазниашвили и Г. Квинитадзе прибыли на ст. Ашаги-Сераль, где, образовав штаб, находились до конца войны. Обстановка же на фронте была следующая, остатки войск полк. Цулукидзе всего менее 200 человек, отошли по правому берегу Дебеда-чай. Отряд генерала Сумбаташвили подошел им на помощь и объединенными силами они оттеснили передовые части противника, которые стояли всего в 2-3 верстах к югу от Ашаги-Сераля по направлению Шулавери. На этом направлении части полковника Цулукидзе и генерала Сумбаташвили в этот же день овладели одной из вершин, но затем наступление было приостановлено армянской артиллерией, недисциплинированные добровольцы очистили высоту.

Причины неудач грузинских войск также были вызваны действиями предательского «местного» армянского населения, которое всячески старалось содействовать армянским войскам. Так, в связи с этим начальник полевого штаба войск народной гвардии генерал Имнадзе передавал: «Секретно. 23 декабря 1918 года, №01235. Штаб народной гвардии. В действиях армянских частей в последних боях во всех случаях обнаружен однообразный образ действий: одновременно с наступлением на фронте в самую решительную минуту происходит восстание жителей расположенных на фланге или в тылу наших войск армянских деревень, причем жители эти, руководимые видимо, армянским командованием, в действиях своих вполне согласуются с общим планом, а потому оказывают наступающим армянским частям самую существенную помощь. Во вчерашнем бою у Садахло армяне применили тот же способ. Одновременно с наступлением на фронте жители селений Шулавери и Дания стали разрушать в тылу ген. Цулукидзе всякую связь и организовали отряды для действий с тыла…».

I.R. Везде и всюду так называемое “мирное” армянское население играет роль пятой колонны. Сие следует учитывать властям всех стран и территорий, где стремится массово расселиться армянская диаспора. R.I.

Армянское население в течение этой позорной войны вело себя также позорно, как дашнакское правительство в отношении Грузии. Своими действиями армяне доказали, что они являются самыми злейшими врагами грузинского народа и государства. Армянский народный совет Грузии и видные армянские «военные и общественные» деятели в период военных действий, в разных уголках Грузии, в том числе и в Тбилиси, вели подрывные и диверсионные акты, вместе с тем, в столице Грузии издавали свои газеты и вели идеологическую войну против грузинского государства, даже в парламенте Грузии депутаты-армяне открыто защищали интересы не Грузии, а Армении. Ввиду этого было арестовано более 2000 граждан армянской национальности (напомню, что к такой же мере было вынуждено прибегнуть Турецкое правительство во время армянского мятежа 1915 г. I.R.).

Между тем, военные действия продолжались, армянские войска не уступали позиции и по-прежнему занимали Екатеринфельд, Садахло, Шулавери и высоты над ней. Армянская артиллерия стояла на этих высотах, к подступу г. Шулавери. Это обстоятельство вынуждало Г. Мазниашвили первоначально занять эти высоты, а затем организовать общее наступление на г. Шулавери.

23 декабря эта миссия была поручена генералу Чхетиани, а 24 декабря ночью планировалось наступление на город. 23 декабря Самтредская гвардия под командованием Чхетиани разгромила армянские силы и овладела этими высотами. В 12 часов ночи Мазниашвили отдал приказ начать общее наступление на Шулавери, однако в это время поступило сообщение, что высоты вновь заняты армянскими войсками. Сразу же был запрошен Чхетиани, который подтвердил сообщение, заявив, что вечером гвардейцы самовольно, без боя оставили позиции и спустились в село. Свои поступки гвардейцы объяснили следующим образом: «Здесь холодно, спустимся в село, согреемся, выпьем чай, переночуем и на рассвете вновь займем высоты».

Намеченная атака на Шулавери таким образом провалилась, как видно гвардейцы, как и правительство Грузии, не воспринимали армянское наступление всерьез, следовательно это и было причиной такого поведения гвардейцев. Г.Мазниашвили же был вынужден отложить наступление, драгоценное время терялось такими трагикомическими выступлениями добровольческих отрядов.

24 декабря утром Мазниашвили вновь отдал распоряжение занять высоты и не оставлять их, пока войска не займут г. Шулавери. 24 декабря, с утра самтредцы атаковали брошенные ими накануне высоты, вновь разбив армянские части – овладели ими и даже взяли два пулемета. Однако вечером Чхетиани донес, что с наступлением темноты самтредцы вновь оставили позиции и спустились в село. Чхетиани, возмущенный действиями добровольцев, просил: «…отозвать себя, так как не желал командовать такой недисциплинированной частью». Наступление тем самым вновь было отложено.

Вскоре военный министр Грузии Г.Гиоргадзе получил ультиматум от начальника Казах-Борчалинского отряда Дро, в котором указывалось: «Захват войсковыми частями Грузинской Республикой части Борчалинского и всего Ахалкалакского уездов, населенных в подавляющем большинстве армянами, безответственное самоуправство в этих районах грузинской администрации и недопустимое поведение войск вызвали справедливое возмущение населения.

I.R. Мирное армянское население являлось и является полноправной оперативной единицей в оперативных планах армянского командования. R.I.

Ныне силою оружия части Грузинской Республики брошены за реку Храм, и территория Борчалинского уезда, населенного армянами, освобождена.

Предлагаю немедленно очистить от войсковых частей Грузинской Республики территорию Ахалкалакского уезда, если дальнейшее кровопролитие Вам не желательно, в противном случае я буду принужден продолжать военные действия, развив их северу от линии реки Храм».

I.R. Но времена, когда “робкие грузины” безропотно сносили наглые армянские ультиматумы прошли. R.I.

Возмущение грузинского военного командования было настолько яростным, что Г. Гиоргадзе потребовал от Г. Мазниашвили немедленного разгрома вражеских сил на всех направлениях. Г. Мазниашвили начал готовить войска к генеральному сражению, было образовано три главных направления:

1. Центральный фронт – Шулаверское направление, командующий генерал Г. Сумбаташвили;

2. Западный фронт – Екатеринфельдское направление, командующий генерал В. Имнадзе;

3. Восточный фронт – Садахлинское направление, командующий генерал Г. Цулукидзе.

Наступление грузинских войск было намечено на 12 часов ночи 25 декабря.

Того же 25 октября в Тбилиси представители английской и французской миссий постановили: «…военные действия между грузинами и армянами должны немедленно прекратиться…». Постановление это в следующем виде было отправлено в Ереван правительству Армении: «Великобританский генерал-майор Райкрофт, находящийся в настоящий момент в Тифлисе, и полковник Шардиньи, стоящий во главе французской миссии, на конференции совместно с Председателем Грузинской Республики господином Жордания, в присутствии господина Джамаляна, постановили, что военные действия должны немедленно прекратиться.

Несмотря на протесты господина Джамаляна, генерал Райкрофт, полковник Шардиньи и Председатель Правительства Грузии господин Жордания постановили, что:

Смешанная комиссия, включающая в себя английских, французских, грузинских и армянских представителей, должна возможно скорее отправиться на фронт, чтобы провести в жизнь следующие условия соглашения:

Комиссия определяет численность гарнизонов, которые должны быть оставлены грузинами в северной части и армянами в южной части Борчалинского уезда, а также грузинами в Ахалкалакском уезде. Гарнизоны должны быть малочисленны.

Грузинские войска будут стоять на линии, занимаемой ими в настоящее время, армянские войска должны отступить к турецкой линии Дисих-Джелал-Оглы.

Британские пикеты будут находиться на железной дороге в пространстве между грузинскими и армянскими войсками, администрация в этой оспариваемой части будет смешанная.

За грузинской администрацией в Ахалкалакском уезде имеет наблюдение комиссия союзников, в которую входят представители от местного армянского и мусульманского населения.

Представители обоих государств, Грузии и Армении, будут в скором времени отправлены в Европу, где вопрос относительно границ будет решен Великими Державами».

Одновременно с этим в Караклис, в ставку командующего войсками республики Армении генерала Силикова, выехала комиссия в составе: капитана британской армии Дугласа Виперса, капитана французской армии Гасфельда и полковника грузинской армии Джапаридзе. Однако правительство Армении категорически отказалось выполнять условие, содержимое в приведенной выше телеграмме, и оставило его без ответа. В тот же день Дро получил приказ от Военного министра О.Ахвердяна «…продолжайте наступление безостановочно… по всем направлениям…. Таким образом, из приведенного документа видно, что продвижение армянских войск не было приостановлено требованиями союзников, ни тем более армянским правительством, хотя союзники просили прекращения военных действий, но руководители Армении продолжали военные действия в надежде захватить Тбилиси.

После захвата армянскими войсками Дагет-Хачена еще 17 декабря до Тбилиси действительно оставалось около 70 м, но им, как указывалось выше, 18 декабря была отрезана дорога для дальнейшего продвижения, после чего армянские войска в течение недели топтались на месте, не сумев прорвать оборону грузинских частей. После 24 декабря инициатива по всем направлениям была перехвачена грузинскими войсками, следовательно угрозы захвата Тбилиси в это время не существовало.

25 декабря грузинское командование сосредоточило в Шулаверском, Екатеринфельдском и Садахлинском направлениях свои основные силы и начало общее наступление по всему фронту. В боях за Екатеринфельд Какуца Чолокашвили, Георгий Майсурадзе, Валико Джугели и другие видные деятели сумели разгромить вражеские силы и освободили город от захватчиков.

В Шулаверском направлении в 2 часа ночи грузинские войска заняли юго-восточные высоты над г. Шулавери, в ожесточенных боях 26 декабря роты 6-го полка под командованием А.Мачавариани, поддерживаемые артиллерией и гаубицами, взяли северные высоты, потеряв всего 12 человек113, потери противника составили более 170 человек, в плен попало 57 человек, кроме того армянами было оставлено 7 пулеметов, десятки винтовок и множество боеприпасов.

27 декабря к войскам Дро подоспели резервы, которые, заняв местность в 4-х км от ст. Ашаги-Сераль и поставив артиллерию, в течение всего дня обстреливали Ашаги-Сераль, т.е. штаб и резервы грузинской армии. Ввиду этого с Шулаверских позиций был снят отряд, которому под командованием полк. Цулукидзе поручалось ударить по армянским позициям с тыла в районе Садахло, отряду также поручалось сбить противника, находящегося по пути и обстреливавшего ст. Ашаги-Сераль артиллерийским огнем. Задача эта отрядом Цулукидзе была выполнена, захватив у противника к тому же 4 пушки. Всаднику, принесшему это сообщение, Г. Квинитадзе сказал: «Передайте полк. Цулукидзе, что везде на фронте успех, сейчас пришлю ему с конным дальнейшие указания, а пока пусть гонит армян и исполняет ранее полученные приказания».

В 5 часов утра 28 декабря Г. Мазниашвили получил сообщение, что офицерский отряд прорвал оборону армян и вступил в Шулавери. Армянские войска, не выдержав натиска грузинской армии, очистили город и обратились в паническое бегство. К 7 часам утра все армянские позиции были заняты грузинскими войсками.

Полк. Цулукидзе 29 декабря, обойдя армянские войска с тыла в районе Садахло и не встретив особого сопротивления врага, рассеял их. После чего с правого берега р.Дебеда-чай встретил бегущие армянские части и вместе с преследующими их войсками Сумбаташвили нанес противнику окончательный удар, оправиться после которого доблестная дашнакская армия не смогла.

Дальнейшей задачей грузинского командования было освобождение Санаина. С этой целью левый фланг получил приказ занять Ломбело и Норашени, правому флангу поручалось выйти к Опрети и оттуда начать общее наступление на Санаин. 30 декабря эта задача была успешно решена.

Правительство Армении, обеспокоенное поражением и паническим отступлением своих войск, решило принять предложение союзников от 25 декабря о прекращении военных действий, которое оно молчаливо отвергло тогда. В Караклисе 30 декабря союзное командование получило телеграмму от правительства Армении: «Армянское правительство согласно на немедленное прекращение военных действий и на отвод войск, как было решено генералом Райкрофтом…». Как видно, правительство Армении из-за опасения потери Еревана приняло непопулярное в армянских политических кругах решение и согласилось на восстановление status quo.

Утром 31 декабря армянские войска были разгромлены в Болнис-Хачене и в Башкичети. Остатки армянских войск откатывались с фронта с такой быстротой, что грузинская армия не успевала за ними, дорога на Ереван, фактически, была открыта, однако в 4 часа дня 31 декабря командующий фронтом Г.Мазниашвили получил приказ: «Вследствие приказа правительства предписываю Вам приостановить военные действия сегодня, 31 декабря в 24 часа. Войска должны оставаться на тех местах, на которых застанет их этот час. Начальникам передовых отрядов войти в связь с армянским командованием для уведомления их о решении нашего правительства, причем поставить армянских начальников в известность, что армянские войсковые части должны отойти за ту линию, за которой они стояли до начала военных действий. К указанному выше времени приказ о прекращении нами военных действий должен быть приведен в исполнение во что бы-то ни стало, о получении этого приказа донесите немедленно».

Следует отметить, что вместе с армянскими войсками покидало селения и местное армянское население, однако после войны они вновь вернулись в Грузию как ни в чем не бывало. Демократическое правительство Грузии приняло их с такой заботой, что, казалось, они были не врагами грузинского народа, а «героями».

I.R. По-видимому на такой же исход рассчитывали армяне и после мятежа в Турции 1915 г. Но не тут-то было. Турки оказались более принципиальными, да и кровавый след от армянских зверств пролёг едва ли не через каждую турецкую семью. R.I.

Приказ правительства вызвал взрыв возмущения в военном командовании, тем не менее, грузинские войска продолжали наступление, армянская армия была разбита и, фактически, не оказывала сопротивления грузинским вооруженным силам. Союзное командование попыталось остановить наступление грузинской армии, но Г. Мазниашвили ответил, что «...имею приказ остановиться только в 24 часа».

В 12 часов ночи 31 декабря 1918 года военные действия прекратились. Армянские войска были разгромлены, а оставшиеся части были отброшены на ранее занимаемые позиции, враг был побежден и отказался от своих притязаний.

Несмотря на такое развитие событий, А. Хатисян в своих воспоминаниях цинично пишет, что: «Продвижение армянских войск было приостановлено, но не грузинской армией, а правительством Армении». Однако, из вышеприведенного видно, что не продвижение, а отступление было остановлено правительством Армении и восстановлено довоенное положение.

Армянский ученый Г. Геворкян в своей работе проводит такую же мысль и бойко утверждает, что армянские войска были приостановлены английскими и французскими дипломатическими представителями. Фальсификация исторического прошлого – это древняя традиция армянских историков, и поэтому их труды не представляют научной ценности (не правда ли знакомая по Карабахскому конфликту песня I.R.).

Комментируя вероломное нападение Армении на Грузию, И.А.Джавахишвили писал: «...несмотря на горькие уроки истории, правительство Армении не постеснялось вторгнуться в пределы Грузии и силой овладеть нашей столицей. Нетрудно представить, насколько у них возрастет аппетит, когда они вновь забудут горькие дни истории, поэтому грузинский народ и его правительство... обязаны обратить должное внимание на государственные границы и строго стоять на их защите. Это не помешает ни братству, единству, ни добрососедским отношениям с теми, кто, действительно, думает о братстве и добрососедстве».

I.R. Эти слова мудрого человека следует помнить всем, кто прямо или косвенно контактирует с Арменией - всегда помните, что армяне держат камень за пазухой и не преминут им воспользоваться, как только Вы отвернётесь или окажетесь слабы, чтобы сопротивляться армянской агрессии. R.I.

Таким образом, планы дашнакского правительства Армении оторвать от Грузии ее южные области провалились, потерпев сокрушительное поражение. Своими действиями в отношении Грузии правительство Армении разрушило многовековые добрососедские отношения грузинского и армянского народов и вписало одну из черных страниц во взаимоотношениях двух государств.


 
4. Забытая война
Ingvar Ruricson добавил 11.06.2013в раздел «Общество».
  4. Забытая война 95

Картина дня

наверх