Свежие комментарии

  • Ingvar Ruricson
    На все эти возражения Фоменко и Носовский очень аргументированно ответили. Они только по известным причинам побоялись...Русский Ислам. 1....
  • Сандра Ингер
    Сразу скажу, что я очень плохо знаю историю, но мне кажется, что все намного проще. Оружие и обмундирование русские м...Русский Ислам. 1....
  • yagmur XXX
    Не со всем согласна, но фиг знает как оно было на самом деле. По крайней мере как то объясняет откуда взялись надписи...Волгария - страна...

5. Забытая война

246
 
5. Забытая война

5. Забытая война

http://smi2.ru/IngvarRuricson_gmail_com/c1603721/?inv=250062...

I.R. В последней части своей книги профессор Мархулия характеризует поведение великих держав АНТАНТы по итогам Армяно-Грузинской войны. И здесь, как и в двух предшествующих главах, автор проявляет неслыханную для нового времени объективность. После развала Советского Союза бывшие союзные республики кинулись в объятия Западу и склонны были идеализировать его роль в прошлом и настоящем. В книге трезво оцениваются как положительные шаги держав Согласия, так и действия, продиктованные чисто эгоистическими интересами отдельных его членов. R.I.

Дашнакские идеологические кадры, не вникая глубоко в суть поставленных задач, убеждали свое население в необходимости воссоздания «Великой Армении». Определенные «заслуги» в этом стремлении армянских политических деятелей принадлежит армянским историкам, которые на протяжении веков подкрашивали, возвеличивали и фальсифицировали мифическую древнюю историю своего народа, результатом же такого рода деятельности стало формирование в сознании армянского народа особенной исторической, генетически ценной «идеальной» эпохи Тиграна II.

I.R. Идея о некогда бывшем “золотом веке”, в который хотелось бы вернуться, вообще характерна для человечества.

Но только у армян она приобрела навязчивый маниакальный характер и стала основой реальной и притом грязной политики, которая привела и ещё наверняка приведёт к неисчислимым жертвам среди самих армян и окружающих их народов. R.I.

После многолетней колоссальной теоретической, организационной, идейно-политической работы идея необходимости воссоздания Армении в ее древних границах была усвоена и принята всеми слоями армянского общества, в основе этого стремления лежала историческая ненависть к туркам и зависть к грузинам. Именно эти убеждения дашнакских руководителей Армении были причиной кровавых конфликтов, охвативших Центральный Кавказ в период первых республик (и не только первых республик I.R.).

Армянским политикам на определенном историческом этапе удалось найти политических союзников для достижения поставленной цели, так как дашнакская историческая миссия совпадала с интересами как России, так и европейских держав и США.

Потерпев поражение в войне с Грузией, правительство Армении надеялось, что Англия передаст Армении оспариваемые ими территории, однако вскоре им пришлось разочароваться в своих союзниках, ибо Англия преследовала только свои интересы. Обеспокоенное этим руководство Армении пригласило на совещание командующего британскими вооруженными силами на Кавказе, Форестье-Уокера. 7 февраля 1919 года в Ереване на т.н. «совещании» премьер-министр Армении, О. Качазнуни, обращаясь к Форестье-Уокеру, заявил, что «…армянский народ разочарован отношением к себе союзников, что он ждал немедленной помощи после победы держав Согласия, тогда как за месяц пребывания английских войск на Кавказе, в действительности, ничего сделано для него не было».

I.R. Как всегда, армяне надеялись, что кто-то сильный и могучий будет таскать для них каштаны из огня, коли самим сделать это не удалось. R.I.

Заявление О. Качазнуни вызвало возмущение английского генерала, который в гневной форме ответил премьер-министру, что «…многое из сказанного Министром показалось… крайне обидным… Какое основание имеет Министр утверждать, что англичане не помогают народу?.. Правительство Армении едва ли выбирает правильный путь для возбуждения симпатий утверждением, что народ разочарован и ничего не было сделано для него». В ультимативной форме Форестье-Уокер потребовал от О. Качазнуни в самом срочном порядке сделать в армянском парламенте заявление от имени правительства Армении о «помощи», оказанной англичанами армянскому народу, в противном случае он грозил подачей рапорта своему правительству о неблагодарном армянском народе.

I.R. Армянское руководство быстренько осознало, что перегнуло палку и поспешило дать задний ход, поскольку без высокого покровительства что тогда, что теперь Армения ничего не стоит. R.I.

На следующий день О. Качазнуни, выступая в парламенте, во всеуслышание заявлял о всех добродетелях «благородной» английской нации. «Рассказывать тупоголовым членам армянского парламента о преступной политике английских дипломатов… и о той роли, которую сыграла в этом вопросе партия «Дашнакцутюн» Качазнуни, конечно, не осмеливался».

Армянские общественные деятели, напуганные позицией английского командования по вопросу расширения Армении, решили издавать газету на английском языке, но не в Ереване, а в Тбилиси, «центре армянской цивилизации». В первом номере этой еженедельной газеты говорилось: «Сегодня мы впервые получили возможность обратиться к великому народу Британии на английском языке. Наши первые слова - это слова приветствия нашего народа в адрес союзнических держав… В течение многих веков политическое и социальное направление Армении было западным. Во время войны нашим лозунгом стали слова «За Великобританию, Францию и Америку! За справедливость и свободу!» Маленький, но верный союзник Великобритании - Армения - самым сердечным образом приветствует великую британскую нацию!».

I.R. “Как сон, как утренний туман” испарились заверения в неколебимой верности и вечной дружбе к России, которая кровью своих сыновей создала Армению, как государство. “Добро, которое уже сделано - не добро”. Эту пословицу следует хорошенько помнить русским людям и руководству России, когда они ведут дела с армянами, которые уже однажды продали их и продадут ещё при малейших признаках ухода России из Закавказья. А этот уход неизбежно произойдёт, поскольку Грузию мы уже потеряли, а Азербайджан теряем на глазах. Армянская же карта краплёная, но неограниченно долго втирать очки не получиться даже с армянской хитростью. R.I.

Газета всемерно старалась познакомить английского читателя с историей и культурой Армении. На ее страницах была напечатана серия статей А.Магдасяна «Армения, ее культура и чаяния», в которой, наряду с историей армянского народа, дана подборка цитат из высказывания общественно-политических и культурных деятелей Запада, где армяне противопоставлялись другим народам Кавказа и Ближнего Востока.

«Армяне, - писал А. Магдасян, - принадлежат к индоевропейской расе человечества. По мнению объективных наблюдателей, они интеллектуально, морально и физически выше большинства окружающих их народностей – «англосаксы» Востока».

I.R. Расистские теории в армянском исполнении. Самое интересное, сами англо-саксы уже от них отказались, а их послушные ученички нет. Более того, эти теории питают реальную агрессивную политику Армении, но, сколько верёвочке ни виться, всё равно конец будет. R.I.

Описывая тяжелое положение Армении, газета все надежды на возрождение страны возлагала на Англию, только они могут построить новую жизнь на нашей опустошенной земле, - писала «The Transcaucasian Post». Так армянская общественность Грузии лебезила перед Англией, надеясь, что они установят новые границы Армении, однако интересы в Азербайджане, связанные с возможностью контроля над бакинской нефтью, представлялись англичанам куда более значимыми, чем безумное расширение пределов Армении. Их даже больше интересовала Грузия, на территории которой 30-тысячный английский экспедиционный корпус охранял трассу нефтепровода Баку-Батуми.

Точку зрения английской дипломатии в армянском вопросе выразил капитан английской армии Роленсен, в частной беседе с армянскими военными он заявил: «Для чего вам вилайеты, если у вас нет войск занять свою теперешнюю территорию? Мусульмане не пропустят вас добровольно, а силы у вас нет… Мы не жандармы, чтобы для других наводить порядок… Трапезунд вам будет стоить больших денег, которых у вас нет. Если у вас есть ископаемые богатства, разрабатывайте их сами, а от нас материальной помощи не ждите!»

Всего в Закавказье было 60 тысяч английских войск. В Грузии англичане занимали Тифлис, Кутаиси, Батуми, Сухуми, Поти, Кобулети, Самтредия, Хашури, Боржоми, Натанеби, Мцхета, Душети, Казбеги и Борчало. (См. Г.Л.Гамбашидзе. Агрессивная политика Англии и США в отношении Грузии и Закавказья (1919). Тб., 1964, с. 45).

Руководители Армении начали осознавать, что Англия заняла Центральный Кавказ не для расширения Армении, а для решения своих геополитических задач. Армянский ученый Г.Галоян справедливо отмечает, что «армянский вопрос являлся составной частью общего плана держав раздела Азиатской Турции».

К такому же заключению приходит и грузинский историк Г.Гамбашидзе, который пишет, что «в обострившихся на рубеже 1918-1919 годов международных отношениях европейские государства тесно связывали вопросы, касающиеся Грузии, Азербайджана и Армении, со своей захватнической политикой в отношении Ближнего Востока и с проблемами борьбы против социалистической революции в России».

Известно, что целая система секретных соглашений военного времени, заключенная между Англией, Францией, Россией и Италией, не предусматривала не только создания «Великой Армении», но и самого существования независимой Армении. По соглашению марта-апреля 1915 года между Англией , Францией и Россией, последней оставались проливы и Константинополь. Это было сделано под сильным нажимом со стороны России, когда Англия и Франция опасались усиления прогерманской ориентации в Петербурге и потери России как союзника. Эта уступка не давала, однако, покоя ни Франции, ни Англии. Президент Франции Пуанкаре писал послу в России Палеологу, что обладание Константинополем выводит Россию в Средиземное море и, возможно, сделает ее великой морской державой. Английский Премьер Грей признавался: «Ни нам, ни французам не нравилось это».

26 марта 1915 года был заключен т.н. Лондонский договор между Англией, Францией и Италией. Платой за свое вступление в войну на стороне Антанты Италия считала малоазийский вилайет Анталью, который и был ей отдан по Лондонскому договору. После этого Англия и Франция открыли переговоры по определению границ своих будущих владений на Ближнем Востоке, однако, без участия России и Италии. В январе 1916 года представителями Англии и Франции был подписан проект раздела Турции. Согласно договору Сайкса-Пико Франции передавались территории Турции, на которые претендовала Россия. Поэтому на переговорах в Петербурге, проходивших в марте-апреле 1916 года, вынудили Францию уступить России вилайет Хаккяри (Киркук). В зоне России оказывались вилайеты Ван, Битлис, Эрзерум, Трапезунд и большая часть Курдистана. К концу лета 1916 года русские войска уже занимали эти области.

I.R. Уму непостижимо, как при таких блестящих перспективах Русский народ пошёл на поводу у изменников Родины и потерял добытые кровью результаты не только последней, но и многих предшествующих войн. R.I.

После выхода России из войны территории, передаваемые России, стремилась получить Англия, однако, свои претензии на эти области высказывала и Франция. В связи с этим несоответствие соглашения Сайкса-Пико с новой обстановкой было очевидно. В условиях начатой с новой силой дипломатической борьбы европейских государств за сферы влияния, руководители Армении пытались получить заверения Англии, расширения пределов Армении и требовали включения в ее состав семи турецких вилайетов. Дашнаки не подозревали, что за овладение на претендуемые ими территории велась острая дипломатическая борьба между Англией и Францией. В такой политической обстановке безусловно Англия никаких заверений дать Армении не могла и неуверенно указывала, что вопросы территорий определит Парижская мирная конференция.

О. Качазнуни, впоследствии касаясь политики Англии в отношении Армении, писал: «Англичане никакого различия не проявили. Как будто не знали или забыли, что мы их союзники. К грузинам и азербайджанцам проявили такое великодушие, которое явилось совершенно неожиданным непонятным. Конечно, мы остались недовольны англичанами нашли, что они неблагодарные…, а источников неблагодарности искать уж не стали».

Все старания дашнакского правительства убедить англичан в бесспорности своих притязаний на Карабах, Ахалкалаки и Лори, оказались тщетными. Политика английского командования в этом вопросе была неуступчивой и твердой. Англичане просто приказывали дашнакам безоговорочно подчиняться решениям «союзнического» командования и признать азербайджанскую власть в Карабахе и грузинскую в Ахалкалаки, будущее же Лорийской нейтральной зоны определялось, согласно заверениям англичан, Парижской мирной конференцией.

Отношения правительств Армении и Грузии на проходившую в Париже конференцию и надежды на решение спорных армяно-грузинских вопросов были различными. Так, еще 21 ноября 1918 года в правительстве Грузии обсуждался вопрос о позиции грузинской делегации на Парижской мирной конференции, в секретном протоколе которой читаем: «Близость с армянами для нас необходима. Если мы, два христианских народа, не сможем договориться между собой, то это поставит под сомнение способность Грузии существовать самостоятельно, и это обстоятельство создаст плохое впечатление в Европе. Мы должны поставить цель: соединить Армению – Турецкую и Российскую и постараться, чтобы политический центр Армении перешел в Турецкую Армению. Этим мы поможем армянам найти выход к Черному морю; если дело пойдет так, то Армения не будет теснить Грузию и тем самым легко решится вопрос обостренных армяно-грузинских отношений…». Таким образом как видно из приведенного документа, грузинская делегация в Париже, согласно решению правительства, должна была поддерживать домогательства руководителей Армении, чтобы они отказались от южных областей Грузии. Вместе с тем, руководители Грузии уступали Армении исторические территории Грузии, находящиеся в пределах Турции. Однако после начатой Армении войны против Грузии планы эти изменились и правительство Грузии стремилось от Парижской конференции получить политического признания страны и справедливого решения армяно-грузинского территориального вопроса, кроме того, было решено вести борьбу за мусульманскую Грузию, с целью ее присоединения.

Для защиты своих национальных интересов в послевоенном мире правительства как Армении так и Грузии послало в Париж своих делегатов. Интересы армянского народа на конференции защищали две делегации, одна - армянская национальная, другая республиканская. Председателем армянской национальной делегации на Парижской мирной конференции был - Погос Нубар Паша, армянскую республиканскую делегацию в Париже возглавлял Аметик Агаронян. Председателем грузинской делегации был Н.Чхеидзе.

Армянская делегация в Париже перед началом своей работы распространило среди политических деятелей Европейских государств книгу - обшую работу армянских публицистов, где они пытались уверовать европейского читателя в том, что мол армянский народ - единственный носитель и хранитель европейской культуры, волей злого рока занесен между некультурными народами, с одной стороны грузинами, с другой турками и татарами, которые мешают армянскому народу исполнить свою великую историческую миссию просветителя Малой Азии и Закавказья.

I.R. Под просветительской миссией армяне видимо понимали резню, учинённую ими в Ване, Эрзеруме, Баку и других мусульмано-населённых областях Малой Азии и Закавказья. Впрочем, во все времена экспансионисты всех мастей успокаивали себя и окружающих тем, что якобы несут свет пркоряемым и уничтожаемым народам. R.I.

Они (армяне) страдают за "трогательную верность своим великим союзникам. России, Франции, Англии, Италии, Америке, Японии, Греции, Сербии и Белгии", за них, "За этих великих своих союзников шел на свою голгофу этот маленький народ, "маленький союзник", который оставался верен даже и тогда, когда Великая Россия распалась".

"Наши друзья - русские, англичане, французы говорили нам, - старайтесь ладить с татарами и грузинами, в крайнем случае с одними грузинами. Но это оказалось свыше сил нашего народа, ибо между интересами этих двух народов лежала пропасть и пропасть эта называлась - ориентация. Измени армяне свою ориентацию, они бы приобрели сразу в Закавказье друзей, но тогда бы союзники имели в тылу только врагов". Так армяне пеклись за своих союзников, а теперь должна была наступить очередь этих союзников позаботиться о территориях маленького, но верного союзника - Армении.

Для удовлетворения своих поисков дашнаки обратились к мирной конференции с письмом: "Армяне, обманутые и покинутые Грузинами и преданные татарами, соединившимися с Турками, после разгрома России и Брест-Литовского договора защищали этими (30000 солдат) войнскими частями фронт в течение 7 месяцев удерживали наступление турок... Лишившись Киликии, лишившись своих естественных гаваней Мерсини и Айса, армянский народ был бы обречен на увядание в своих горах, без сношении с Средиземным морем и, не имея возможности дышать, Армения лишилась бы своих легких. Жизнь и будущее армян на Средиземном море...". К письму была приложена карта "Великой Армении", изданная в Париже, в пределах проектируемой дошнаками Армении оказалась большая часть Турции с выходом на Черное и Средиземное море, в эту Армению входили также Ахалкалаки, борчалинский уезд дор. Храма, а также г. Гянджа. Ясно, что для органичивания этого нового армянского государства был использован "излюбленный" армянами этнографический принцип и тем более схема построена не на исторической основе, так как Армения прекратившая политическое существование в 1045 году, таких границ не имела никогда. Ложность представленных армянской делегацией карты и статистических сведений сразу стала всем ясной и лишила фантастические планы армянской делегации всякого доверия в глазах французских, английских, и американских представителей. Плану создания "Великой Армении", по вине самых армян, переборщивших в своих требованиях нависла угроза.

В период Парижской конференции Армения не получила ожидавшейся поддержки от англичан. Появилась надежда на США. Соедененные штаты начали искать новые пути проникновения на Центральный Кавказ. Для этой цели американцы использовали благодарную идею оказания помощи многострадальному армянскому народу. США начала всячески раздувать пропагандистскую шумиху вокруг т.н. "армянского вопроса". По ироническому замечанию Г.Гувера, в 1919 году Армения была известна в Соединенных штатах почти как Англия. США выставляла себя в качестве друга и защитника армян, что пораждало у последних соответствующие иллюзии по созданию "Великой Армении".

Для прикрытия своих планов Сенат американского конгресса 15 февраля 1919 г. даже принял специальное постановление, по которому армянскому народу разрешалось создать... свободную национальную республику для защиты своих национальных прав. А 23 мая Сенат выразил надежду, что "мирная конференция примет соответствующие меры для оказания помощи Армении и создания независимой республики".

Вопрос о мандате над Арменией вызвал острые дебаты на Парижской конференции, во время которых отчетливо проявились противоречия между союзниками. По американским планам Армения должна была быть подвластна Лиге Наций, в создаваемую американцами Армению должны были войти Карс, Ардаган, Эрзерум, Киликиская область, Армении предоставлялось также выход к Черному морю и владеть Акалкалакским и Ахалцихским районами.

Согласно планам США Грузия объединялась с Арменией, в создаваемую федерацию американские дипломаты вели и Азербайджан. Однако намерения США вызвала протест со стороны грузинской делегации, после чего американцы обещали, что они возмут некоторые обязательства и по отношению к Грузии. Таким образом представителям Англии и Франции на конференции пришлось отбивать упорные дипломатические атаки президента В.Вильсона. Тем не менее "Совет десяти" Парижской мирной конференции в составе глав правительств и министров иностранных дел Англии, США, Франции, Италии и двух делегатов от Японии, назначил в июле 1919 года американского полковника В.Гаскелля верховным комиссаром в Армении. Резолюция, принятая Советом, гласила: "...Всем представителям правительств Соединенных Штатов, Англии, Франции и Италии, находящимся в Армении, Грузии, Азербайджане и Константинополе, должно быть немедленно предложено вступить в сотрудничество с полковником Гаскеллем и оказывать ему поддержку".

В. Гаскелль, как новый правитель Армении, действовал не только от имени своего правительства, но и правительств Англии, Франции и Италии. Это положение значительно упрочили позиции США в Армении и вообще на Кавказе. Англия безусловно сознавала важность происходящих событий. Однако, обстоятельства складывалось на в ее пользу. Дело в том, что в начале мая официально стало известно о скором выводе из Центрального Кавказа и из других районов, английских войск. Поэтому Англия, уходя из Закавказья, пытался найти себе преемника из числа союзных государств, который заменил бы здесь своими войсками уходящие английские части. В международной обстановке того времени такими преемниками англичан в Центральном Кавказе могли быть США, Франция или Италия.

Между тем, 11 апреля 1919г. дипломатический представитель Армении в Грузии А.Евангулов сообщал Министерству иностранных дел Армении следующее: „Сегодня генерал Томсон пригласил генерала Корганова и меня, просил, ввиду необходимости скорейшего вывода войск из нейтральной зоны, немедленно указать крайний предел территориальных претензий армян в Борчалинском и Ахалкалакском районах. На мое замечание, что, как известно генералу Томсону, Хатисов предложил грузинскому правительству два варианта возможного соглашения: первый – Борчалинский уезд до Храми – Армении, весь Ахалкалаки – Грузии; второй – разделить оба уезда на две части. Генерал Томсон, после долгих убеждений, ответил, что он просит правительство Армении дать своему представителю полномочия окончательно решить вопрос, ибо такие полномочия у него имеются от генерала Мильна“.

По поводу предложения А. Хатисяна, Томсоном было высказано мнение, что граница на Храме неминуемо угрожает Грузии и Тифлису, и что он полагает предложить весь Ахалкалакский уезд Грузии, а в Борчало установить границу Кура-Оглы-Шамблуг. Впоследствии в этот проект Томсоном были внесены новые изменения, заключавшиеся в следующем: в Борчалинском уезде проводилась граница от горы Ляльвар к Санаину, оставляя Санаин Армении, а Алавердский район отходил к Грузии.

В связи с изменением, внесенным Томсоном первоначальный проект, А. Евангулов 12 апреля 1919 г. телеграфировал министру иностранных дел Армении: „На заявление Корганова и мое о неприемлемости для правительства этого нового предложения, Томсон долго убеждал в необходимости выразить согласие, заявив, что таковое не может иметь влияния на Парижской конференции“.

Таким образом, правительство Армении, опасаясь вывода английских войск из Закавказья (следовательно, и из „нейтральной зоны“), вместе с английским военным командованием составляло варианты „крайнего предела“ территориальных претензий к Грузии. Чтобы решить вопросы границ до ухода англичан, дашнаки шли на „уступки“: так, в случае присоединения „нейтральной зоны“ к Армении они уступали Ахалкалаки Грузии. Таким вариантом решения территориальных вопросов не был удовлетворен даже английский офицер, который стремился разделить на части „нейтральную зону“ и этим устранить территориальные проблемы между двумя республиками. Однако правительство А.Хатисяна не давало окончательного ответа и на этот вариант. Следует отметить, что эти вопросы решались правительством Армении с английским командованием без участия грузинской стороны, т.е. в одностороннем порядке. Союзное командование в Тбилиси не предъявило правительству Грузии выработанный ими вариант решения территориальных вопросов, так как они были знакомы с позицией руководства Грузии по этому вопросу. Действительно, ни вариант Союзного командования, ни, тем более, А.Хатисяна не были приемлемы для правительства Грузинской Демократической Республики.

После неудачной попытки правительства Армении решить территориальные вопросы до ухода англичан, руководство Грузии, в конце концов, добилось созыва Всекавказской конференции, которая состоялась в Тбилиси 25 апреля 1919 года. С азербайджанской стороны на конференции принимали участие М.Джафаров, Ф.Хан-Хойский, Хамсмамедов; с армянской стороны – С.Мамиконян, С.Тигранян, С.Арутюнян; с грузинской стороны – Е.Гегечкори, Н.Рамишвили, К.Канделаки; с Горской Республики – Кантемир, Файзулаев, Бутаев. Эта конференция должна была способствовать решению не только территориальных вопросов между Кавказскими государствами, но и заложению фундамента экономического и политического союза, обеспечению безопасности границ региона.

Н. Рамишвили, опасаясь, что участники конференции не смогут договориться по отдельным, прежде всего, пограничным проблемам, заявил, что не надо делать вывод, будто без решения территориального вопроса вся работа безрезультатна. Не существует ни одного государства, у которого не было бы каких-нибудь претензий к соседней стороне, но неужели из-за этого нельзя согласованно решать другие вопросы?

По мнению представителя Республики Горских Народов Кантемира, главнейшей задачей конференции было рассмотрение политических вопросов, так как нужно было продемонстрировать всему миру, что Кавказские республики являются независимыми государствами. Иначе не ставились бы ни территориальные, ни какие-нибудь другие вопросы. Поскольку на рассмотрение конференции был поставлен вопрос о независимости, требовалось дать ответ и на вопрос обеспечения безопасности Кавказских стран в сложной международной обстановке. Поэтому Е.Гегечкори внес предложение об обязательном объединении военных сил между Кавказскими государствами. В дополнение к этому, Н.Рамишвили указал участникам конференции на грозящую независимым республикам опасность со стороны Добровольческой армии генерала Деникина. „Если бы этот вопрос был частного характера, – Отметил Н.Рамишвили, – я не поставил бы его на рассмотрение конференции, но он касается всех нас, поэтому я предлагаю принять общее постановление“.

В рассмотрении данной проблемы все делегации приняли активное участие. Подготовленная грузинской делегацией резолюция подчеркивала факты агрессивных действий со стороны Деникина, его намерение оккупировать весь Кавказ. Конференция, таким образом, постановила „объединить военно-дипломатические силы Закавказья против наступающей опасности для защиты независимости и свободы“. Эту резолюцию поддержали все кроме армянской делегации. Армян еще не покидала надежда на восстановление единой России (как инструмента армянской экспансии I.R.). Дашнаки заключили тайный военный союз с Деникиным, направленный как против Грузии, так и Азербайджана.

Таким образом, Всекавказская конференция не привела к решению территориальных проблем между республиками. Армянская делегация не присоединилась к резолюции, направленной против их добродетелей. Кроме того, они имели территориальные претензии к Грузии и Азербайджану и, присоединившись к указанной резолюции, им пришлось бы отказаться от этих претензий, что противоречило планам создания „Великой Армении“ от моря до моря.

Между тем, противостояние между Грузией и т.н. „Государством Юго-запада Кавказа“ в конце апреля 1919 г. завершилось его упразднением. Интересен результат этой войны: Ардаганский округ к югу от р. Куры был отдан Армении. Следует отметить, что Армения никакого отношения не имела к этому округу, здесь не было ни одного армянского селения, да и исторически она не имела право претендовать на эту область Грузии.

I.R. Тут мы сталкиваемся с ещё одной тёмной страницей в истории Закавказья переходного между Российской и Советсткой империями периода. Большинство, включая меня, не знает, что на определённом этапе мы могли получить не три, а четыре закавказские республики. К Грузии, Армении и Азербайджану добавлялась Юго-Западная Кавказская демократическая республика, или Карсская республика, как её коротко называли.

Юго-Западная Кавказская демократическая республика или Карсская республика — неофициальные названия государственного образования, провозглашённого 1 декабря 1918 года в Карсе после вывода турецких войск с территорий, оккупированных ими в Закавказье в марте — ноябре 1918 года, на завершающем этапе Первой мировой войны. Прекратила существование 19 апреля 1919 года. Самоназванием правительства республики было Временное Национальное Правительство Юго-Западного Кавказа.

Самопровозглашённое государство претендовало на заселённые главным образом мусульманами Карсскую и Батумскую области, часть Эриванского уезда Эриванской губернии, Ахалцихский и Ахалкалакский уезды Тифлисской губернии; фактически, однако, его вооружённые отряды контролировали лишь север Карсской области (поскольку это государственное образование претендовало на земли Грузии, последняя была вынуждена вступить в войну с Карсской республикой).

В соответствии с Мудросским перемирием от 30 октября 1918 года, завершившим военные действия между Антантой и Турцией, Турция была обязана вывести свои войска из Закавказья и Ирана к своим довоенным границам.

К 4 декабря 1918 года турецкие войска отошли к границе, существовавшей до Русско-турецкой войны 1877—1878 гг., но продолжали занимать Карсскую область ещё два месяца, что позволило местным протурецким деятелям провозгласить самостоятельность и начать борьбу против вхождения в Республику Армении (местные мусульмане на своей шкуре уже почувствовали, что вхождение в состав Армении сулит им тотальное уничтожение или изгнание с родной земли. Поэтому все как один поднялись на защиту территории, которую армянские экспансионисты тогда и до сих пор называют Западной Арменией). «Национальные мусульманские советы» были сформированы в основных городах Карсской области — Олту, Кагызмане, Ыгдыре, Сарыкамыше, Ардагане и самом Карсе, — а также на соседних территориях со значительным мусульманским населением, включая Ахалцихе и Батуми.

Наиболее влиятельным из них стал «Карсский мусульманский совет», образованный 5 ноября 1918 года. В декабре он стал именоваться «Национальным советом», в январе 1919 года — «Национальным советом Карса» и, наконец, в марте — «Временным национальным правительством Юго-Западного Кавказа».

В результате 27 сентября 1918 года, Национальный комитет мусульман под лидерством Бея доктора Асада Октая был сформирован в Карсе, для защиты автономии и независимости, подобно незадолго до этого сформированным республикам Армении, Азербайджана и Грузии.

13 января 1919 года, делегация из 60 армян была отправлена в Карс британским командованием из Батуми, чтобы установить армянского политического деятеля, Корганова в качестве губернатора Карса. Парламент республики отклонил это предложение и отказался далее вести переговоры с армянами. Инциденты насилия между сторонами после этого случая резко участились (по сути дела армяне без объявления войны напали и на это государство).

Парламент новой республики собрался 17 января и принял конституцию, «Teskilâtı Esasiye Kanunu». С новыми 18 статьями, конституция давала женщинам избирательные права, Карс был объявлен столицей, а турецкий язык был объявлен официальным языком. 27 марта парламент одобрил новое правительство.

В январе 1919 года в республике прошли демократические выборы, приведшие к образованию 14 января республиканского парламента, избранного по норме: 1 депутат от 10 тысяч избирателей. Парламент республики состоял из 64 человек, из которых 60 — мусульман, 3 грека и 1 молоканин. Председателем парламента был избран врач по специальности Асад-бей Гаджиев (на тот момент Карсская демократическая республика была более прогрессивна, чем Турция.

Роковой ошибкой руководства Юго-Западной Кавказской демократической республики было, на мой взгляд, предъявление территориальных претензий к Грузии, что привело к войне на два фронта. Между тем грузины, недавние военные противники Армении, могли бы помочь молодой Карсской демократии в её противодействии армянской агрессии. R.I.

После того как начались боевые действия между правительством Юго-Западной Кавказской демократической республики, Грузией и Арменией, британский верховный комиссар адмирал Сомерсет Артур Гоф Калтхорп оккупировал Карс 19 апреля 1919 года, распустив парламент и арестовав 30 членов правительства. Он передал область Карса под власть армян.

Таким образом, определенная часть территории Грузии была передана даже не тем, с кем Грузия воевала, а третьей стороне – Армении.

Грузинская дипломатия опять не сумела использовать успех военных, дашнаки же добились своего, не имея на это никаких прав.

Однако для достижения поставленной цели этого было недостаточно. Так, 28 мая 1919 г., в день первой годовщины независимости Хорурд объявил независимую Армению „объединенной“, т.е. включил в состав существовавшей Армении все те земли, которые предположительно должны были освободиться от грузин, азербайджанцев, курдов и турок. Раздел шкуры неубитого медведя, как показала в дальнейшем история, оказался преждевременным.

Правительство Англии в пойске преемника остановило свой выбор на Италии, Ллойд Джордж подкинул Премьер-министру Италии идею взять мандат на Грузию. Предложение английского Премьера понравилось главе итальянского правительства и он в срочном порядке сообщил об этом царью Виктору-Эмануилью. В своем секретном телеграмме Орландо писал: "Его превосходительству царю Италии!

Вчера Ллойд Джордж словестно передал "Мандат" на Грузинскую республику. Речь идет об одной из богатых полезными ископаемыми стране мира... Ясно, что для Италии принятие мандата на Грузию будет иметь колоссальное значение..." (главной целью “благодетелей" был элементарный грабёж I.R.).

На сетования Орландо, что Италия не получила подмандатную территорию Ллойд Джордж ответил: "Вы правы в тысячу раз". После чего и была предложена "подмандатная" Грузия. (т.е. Грузию державы-победительницы делили и передавали друг другу, как какой-нибудь африканский бантустан. Наивно полагать, что сейчас отношение поменялось. I.R.).

Стремление правительства Орландо получить мандат на Грузию и борьба в этом направлении в июне 1919 года было прервано. Вызвано оно было тем, что новый Премьер-министр Италии изменил внешнюю политику государства. Ф.Нитти сразу же отменил все планы в отношении Грузии. Ф.Нитти как и Л.Джордж понимал, что Грузия и остальная часть Центрального Кавказа должна была войти в лоно новой Советской Российской империи. Это и было причиной изменения внешнеполитического курса Италии в отношении Грузии. Европейские державы опасались столкновения с Советской Россией и последовательно отказывались от т.н. "Мандата" на Армению, Азербайджан и Грузию.

Создавшемся положением безусловно не были довольны дашнаки, ожидавшуюся поддержку от Европейских государств Армения не получила. Поэтому дашнаки в газете "Ашхатавор" опубликовали статью с критикой английской политики по отношению к Армении. В связи с уходом британских войск над Арменией нависла угроза турецкого вторжения. В ответ Скотленд Лиддел подверг резкой критике внутренюю и внешнюю политику дашнаков. "Вместо того, - писал он, - чтобы убедить своих соотечественников жить в мире с соседями – и подождать, когда мирная конференция уладит многие спорные вопросы, многие армянские лидеры, дашнаки и др. настраивают народ против мусульман.

...Армянские лидеры одержимы глупой идеей о том, что там, где есть армяне, должны быть только армянские законы и никаких других. И их грезы о будущей Армении дошли до идеи об Армении с выходом на три моря -Черное, Средиземное и Каспийское. Если такая Армения могла бы быть создана, то среди ее населения армяне составляли бы только 3%. И наконец, мы никак не можем поверить, что партия дашнаков является истинными представителем помыслов, чаяний армянского народа и преданным защитником его нужд".

Как видно за несколько месяцев пребивания на Кавказе английский офицер сумел разобраться в политике армянских руководителей и давал их деятельности соответствующие оценки. К тому же следует отметить, что столь резкая критика дашнаков безусловно была связана с проектом установления американского протектората над Арменией и свидетельствовало об обострении не только Армяно-Английских, но и Англо-Американских отношений.

На претендуемых дашнаками грузинских территориях правительство Грузии в августе-сентябре 1919 г. провело выборы. Как видно из первоисточников, из 35 тысяч избирателей Ахалцихского уезда в выборах участвовало 30 тысяч. Из них 24 тысячи проголосовало за грузинских социал-демократов, национально-демократическая партия получила 2500 голосов, Дашнакцутюн – около 3000. В Ахалкалаки проголосовало 21 687 человек, из них 13 тысяч отдали свои голоса социал-демократам, 7 – тысяч дашнаковцам. В связи с этим фактом газ. „Эртоба“ (“Единство”) писала: „Ереванское правительство уверяло страну, что Джавахети принадлежит Армении, что большинство армян не хочет оставаться с Грузией и тянется к Армении. Выборы доказали, что ⅔ населения этих областей плоть и Кровь Грузии... С этого момента Ереванское правительство должно отказаться от своих необоснованных претензий, должно понять, что его попытка присоединить Джавахети является непростительной авантюрой, которая может вызвать в этом крае пламя войны“.

Таким образом, победа грузинской социал-демократии не было просто победой на выборах, это означало победу грузинской стороны в своего рода плебисците. Казалось бы, после этого дашнаки одумаются, однако, увы, миф о „Великой Армении“ оказался весьма живучим.

Вскоре, 15 августа 1919 года началась эвакуация английских войск из Лорийской „нейтральной зоны“. В связи с этим в Тбилиси открылась третья армяно-грузинская конференция. С армянской стороны в ней участвовали: С.Мамиконян, С.Хачатурян и генерал Кишмишев; с грузинской стороны – К.Сабахтаришвили, С.Мдивани и генерал Гедеванишвили. На конференции в качестве наблюдателя присутствовал представитель Союзного командования Генерал Бич.

Главным на конференции было решение вопроса об управлении „нейтральной зоной“ после вывода оттуда английских войск. Конференция, работавшая таким образом с 29 августа по 1 сентября 1919 года постановила:

1. Администрация нейтральной зоны Борчалинского уезда останется смешанной (т.е. Грузино-армянской – Г.М.);

2. Расходы смешанной администрации в нейтральной зоне должны разделить правительства обеих республик;

3. Оставить неизменным ту линию, где стоят грузинские и армянские гарнизоны, а также количество этих гарнизонов.

На этом в работе конференции был объявлен перерыв.

Положение Армении после вывода английских войск серьезно осложнилось. Азербайджан вернул свои позиции в Карабахе, дашнаки опасались перехода „нейтральной зоны“ к Грузии, а Деникин не в состоянии был оказать серьёзную помощь Армении для решения этих вопросов в свою пользу.

В письме, направленном в Париж председателю армянской делегации А.Агароняну, положение Армении описано следующим образом: „Несмотря на обращение Закавказских Республик с просьбой временно, до разрешения мирной конференции судьбы Закавказья оставить английские войска, эвакуация их всё же началась 15 августа и в настоящее время английские военные силы оставили пределы Закавказья, за исключением Батума. Из Армении все войска были выведены еще в начале лета.

Вследствие этого Полковник Гаскел, не имея в распоряжении реальных сил, лишен возможности провести в жизнь свои предначертания. Переговоры с Азербайджаном не привели пока ни к чему: Азербайджан не соглашается на выработанный Гаскелом совместно с Правительством (Армении – Г.М.) проект об учреждении Американского генерал-губернаторства, кроме Нахичеванского уезда и Шарура, еще Сурмалинского и Даралагяза, являющегося единственной связью с Занзегуром и за оставление в Занзегуре существующего положения.

В настоящее время Нахичеванский и Шарурский уезды управляются фактически Азербайджаном, за исключением Камеринского района, который входит в пределы Армении.

Несмотря на предложение полковника Гаскела прекратить военные действия, курдо-татарские атаки всё же продолжаются на границах, в особенности в районах Игдыря и Сарыкамыша, где значительные курдские банды под руководством турецких и азербайджанских офицеров и аскеров совершают нападения на наши войска...

В армяно-грузинской конференции был объявлен перерыв на несколько дней, чтобы ее участники доложили своим правительствам о первых результатах: Грузинская делегация требует безусловной уступки всего Ахалкалакского уезда и Борчалинского до линии Лейли-Даг–перевал Локский–г. Крестовая“.

В апреле 1920г. в Италии, в Сан-Ремо заседал Верховный совет держав Антанты, который должен был разрешить противоречия между державами Антанты, обострившиеся в связи с новой расстановкой сил в мире. Разделив между собой сферы влияния на Ближнем и Среднем Востоке, Верховный совет официально предложил США взять мандат на Армению с сопредельными районами.

США, предлагая свои услуги в качестве арбитра в пограничном споре между Грузией и Арменией, пытались учредить в Лорийской „нейтральной зоне“ американское губернаторство.

Ллойд Джордж говорил на одном из заседаний в Сан-Ремо: „Президент Вильсон, бесспорно, хотел расширения Армении, но он считал, что она должна расшириться на юг.

США конечно не могли не считаться с международной обстановкой и общественным мнением, они были готовы принять мандат на Армению и расширить ее пределы. Вопрос мандата на Армению, всего Закавказья и Турции был последний раз обсужден на конгрессе США 24 мая 1920г. Обсуждение вопроса продлилось больше недели, подробно излагались доводы „за“ и „против“ мандата. Изменившаяся международная обстановка, в частности, разгром второго похода Антанты, занятие Красной Армией Северного Кавказа, установление Советской власти в Азербайджане, майское вооруженное восстание в Армении и др. – заставили американский конгресс трезво оценить свои возможности.

В конце концов, сенатор Маккормик выдвинул довод о слабости стратегических коммуникационных позиций США в Армении на случай обострения противоречия между США и другими государствами на Ближнем Востоке. „Каждый, – говорил он, – кто посмотрит на карту и увидит коммуникационные пункты Англии и Франции, тот скажет, что США в Армении не могли бы оказать сопротивления Франции или Англии“.

Учитывая изменившуюся обстановку в Закавказье, сенатор Смит заявил: „Я думал, 10 тыс. солдат было бы достаточно. Теперь я полагаю, что даже 100 тыс. солдат будет недостаточно для обеспечения там нашей безопасности, ибо мы будем против Советской России и против других воинствующих народов“.

Ссылаясь на доклад генерала Мосли о положении в Армении, сенатор Лодж сообщил, что „Северная Армения, которая была Российской Арменией, где находится их столица, кажется Эривань, находится в районе, где идут бои“. При таких условиях, – заключал Томсон, – было бы безумием брать на себя эту новую неизвестную миссию, полную огромных опасностей“.

Конгресс США 1 июля 1920 г. отклонил предложение президента о принятии США мандата на Армению. На призывы Вильсона, вспомнить о гуманизме, сенаторы ответили: „Не желаем ввязываться в европейские дела, хотя бы этого и требовали соображения гуманизма“.

После этого, по мнению Лиойд Джорджа, "независимое армянское государство превратилось в безнадежный проект". Тем не менее ни Англия, ни Франция не остановились перед принятием рокового для армении решения.

Между тем грузинские политические деятели продолжали в Париже вести дипломатическкую работу по признанию незавимисости республики де юре. Однако необоснованные территориальные претензии к Грузии, высказанные армянами на Парижской мирной конференции имело отрицательное влияние на стремление грузинских дипломатов. Позиция дашнаков в значительной мере помешало Грузии да и самой Армении вступить в лигу нации. Таким образом, армяно-грузинский территориальный вопрос не был разрешен Парижской мирной конференции. Европейские державы и США, после разгрома добровольческой армии большевиками, опасались столкновения с новой, крепнушейся Советской Россией поэтому армяно-грузинский вопрос рассматривался ими в призме "Русского вопроса".

I.R. Вхождение Грузии и Армении в состав СССР затушевало, но не ликвидировало территориальную проблему между двумя соседними республиками. Так что спорные области по-прежнему остаются пороховой бочкой, которая способна взорваться в любой момент. R.I.


 
94 
5. Забытая война
Ingvar Ruricson добавил 16.06.2013в раздел «Общество».
  5. Забытая война 662

Картина дня

наверх