Свежие комментарии

  • Ingvar Ruricson
    На все эти возражения Фоменко и Носовский очень аргументированно ответили. Они только по известным причинам побоялись...Русский Ислам. 1....
  • Сандра Ингер
    Сразу скажу, что я очень плохо знаю историю, но мне кажется, что все намного проще. Оружие и обмундирование русские м...Русский Ислам. 1....
  • yagmur XXX
    Не со всем согласна, но фиг знает как оно было на самом деле. По крайней мере как то объясняет откуда взялись надписи...Волгария - страна...

1. Портрет геноцида - Баку март 1918 г. в документах

182
 
1. Портрет геноцида - Баку март 1918 г. в документах

1. Портрет геноцида - Баку март 1918 г. в документах

http://smi2.ru/IngvarRuricson_gmail_com/c1604420/?inv=250062...

Армения на государственном уровне и армяне по всему миру как один требуют от мировой общественности признания факта геноцида армянского народа и на этой основе ожидают от стран пребывания различных преференций и привилегий. При этом, если верить армянской и за многие десятилетия сформированной проАрмянской пропаганде по всему миру геноцид над мирным армянским населением продолжался чуть ли не на протяжении всей истории то разгораясь, то затухая. По сути дела, в сознании мировой общественности целенаправленно формируется представление, что армян только и делали что резали все кому не лень, аки агнцев на закланье. Архивные же источники и исторические факты говорят о совсем другом.

Лучше один раз увидеть, чем сто раз слушать чужие интерпретации, дорогие мои читатели. Поэтому я решил привести здесь серию материалов, содержащих подлинные документальные свидетельства очевидцев. В качестве примера возьмём период марта 1918 г. в Баку, который армянская сторона трактует как массовое избиение мирного и невооружённого армянского населения города. Попробуем вынести собственное суждение сугубо на основании показаний отнюдь не политизированных жителей.

Данная информация может быть легко подтверждена каждым из Вас, кто не поленится покопаться в каталогах и посидеть в архивах. Речь идёт о материалах Чрезвычайной Следственной Комиссии Азербайджанской демократической республики, которая была создана для расследования событий.

Со своей стороны я старался ограничиться минимумом комментариев. В конце концов у Вас, дорогие мои читатели, есть собственная голова на плечах. Но иногда просто не хватало сил удержаться, и я обрамлял свои замечания операционными скобками I.R. -R.I.

Документ № 1

Протокол допроса

1918 г. Декабря 7-го дня. Город Баку. Чрезвычайная Следственная Комиссия при Азербайджанском Правительстве допрашивала нижепоименованного в качестве свидетеля и он, предваренный о содержании 307 и 443 ст. Уст. Угол. Су до пр., показал:

Кязим Алескер оглы Ахундов, 35 лет, Помощник Командира парохода «Николай Буниятов» (г.Баку. Верхне- Тазепирская17)

17 марта с.г. в начале восьми часов вечера я направился в заседание большевиков, бывшее в доме Мусы Нагиева, на углу Биржевой и Красноводской улиц. Меня на заседание большевиков не впустили, так как там в то время происходило исключительно партийное заседание, а я принадлежал к партии Социалистов-Революционеров и вместе с тем состоял членом Бакинского Совета Рабочих, Солдатских и Матросских Депутатов. Тогда я зашел в Военно-Революционный Комитет, помещавшийся в том же доме Мусы Нагиева, в гостинице «Астория». В это время началась стрельба со стороны Петровской площади. По словам армян и Авакяна всадники мусульманского дивизиона открыли стрельбу по красногвардейцам и по Контрольной роте. В Военно-Революционном Комитете Авакян раздавал винтовки и патроны всем приходящим к нему армянам без различия положения и профессии. Я вышел на улицу. Со всех домов армяне-военные и не военные выходили с винтовками. Я пошел по Молоканской улице, пробираясь через толпу армян и пересекая улицы Красноводскую, Гоголя и Мариинскую. Все названные улицы были запружены вооруженными армянами, и от накопления толпы армян движение конок приостановилось. Я вернулся в Военно-Революционный Комитет. Около 12:30 часов ночи прибыла в Военно-Революционный Комитет делегация, состоящая, как мне помнится, из Абас Кули Казымзаде, Касума Касумова, доктора Тагиева, Бейбут хана Джеваншира, Тер-Микэльяна и др. Позже явился доктор Леон Атабекян, который просил Аракельяна - Товарища Председателя Исполнительного Комитета уладить события мирно, иначе возникнет национальная резня армян с мусульманами. Перестрелка все усиливалась, и трещали пули. Позже я узнал от всадников мусульманского дивизиона, что во время их посадки на пароход «Эвелина» для отправки в Ленкорань, явился отряд армянских солдат и предложил всадникам сдать им ружья и на отказ всадников, отряд армян открыли стрельбу. Всадники в свою очередь ответили ружейным огнем. Армяне направили на пристань Русско-Кавказского Пароходного Товарищества, где стоял пароход «Эвелина» пулями с четырех сторон, а именно с угла Меркурьевской и Мариинской улиц, с угла Красноводской и Меркурьевской улиц, с Большой Морской и с пристани № 19. Всадников также обстреливали из ружей армяне в количестве 1500 человек. В Военно-Революционном Комитете делегация выработала условия сдачи всадниками ружей, направилась на пристань, предварительно по телефону предупредив всадников о приходе делегации. С появлением делегации стрельба с обоих сторон приостановилась. Переговорив с всадниками дивизиона, делегация вернулась в Военно-Революционный Комитет для получения гарантий в том, что если всадники сдадут ружья, то самих всадников пропустят невредимыми. Лишь около 6 часов утра 18 марта делегация от всадников приняла ружья, патроны и седла. Я в семь часов утро пришел домой и проспал до трех часов дня. Делегация разошлась вместе со мной, и мусульмане были довольны, что дело улажено. В три часа дня 18 марта моя жена меня разбудила и сообщила мне, что в городе ожидается события. Я встревожился, так как знал, что армяне уже несколько месяцев усиленно вооружались, свозя ружья, пулеметы, патроны в армянские части города, в Арменикенд и деревни. В городе я узнал, что было в Благотворительном обществе «Исмаилие» заседание мусульман и в это заседание явился Тер-Микэльян, который официально заявил от имени Армянского Национального Комитета и партии «Дашнакцутюн», что если мусульмане выступят, то армяне примкнут к мусульманам и помогут мусульманам изгнать большевиков, за что мусульмане благодарили, но ответили, что они не думают выступать. Мусульмане в городе были встревожены чем-то, но сами не давали себе отчета. Я направился в Исполнительный Комитет и смог дойти только до Парапета, где увидел много армянских вооруженных солдат, а мимо них я не рискнул идти. 4 часа 40 минут по моим часам, около армянского собора, что против Парапета, отряд армян Егиша Пахлавуни, называемый боевой дружиной Армянского Национального Комитета, открыл из ружей по мусульманам стрельбу. Почти одновременно открыл стрельбу в части города под названием «Шемахинка» другой армянский отряд Левона Саатсазбекова.

19 марта с раннего утра началось наступление армянских солдат, еще когда мусульмане спали. Первые наступление армяне повели на районы города «Кирпичхане», «Мамедли» и «Похлы Даре», населенные мусульманами. Эти районы и другие мусульманские районы города обстреливали с моря из пушек военные пароходы «Ардаган» и «Жанр», а со стороны Арменикенда армяне обстреливали из пушек. Матросы не желали выступить против мусульман, но выступили исключительно благодаря провокации армян, которые убедили матросов в том, что мусульмане в Крепости поголовно вырезали всех русских и всех христиан. Когда же матросы убедились, что мусульмане не трогают русских, а напротив даже их кормят, то прекратили стрельбу из пушек. 19 марта вечером мусульмане принуждены были признать ультиматум большевиков, и заключили мир, но армяне и после подписания мира продолжали убивать мусульман. Большинство мусульман до двадцатого марта думали, что армяне не выступят против них и поэтому до 20 марта не стреляли в армян. 20 марта на всех мусульманских домах появились белые флаги, но армяне продолжали врываться в дома и убивать мирных мусульман, женщин и детей выводить из домов и на улице убивать. Поджигать дома мусульман. Еще 19 марта армяне почти совершенно уничтожили районы города «Кирпичхане», «Мамедли» и «Похлы Даре». Русские и матросы не могли удержать армян, но оказывали мусульманам помощь, где только было возможно. 21 марта начальник авиационной школы дал мне 4 флотских, и мы с винтовками направились на Базарную улицу, которую армянские солдаты поджигали и грабили дома, лавки и магазины мусульманские, а самих мусульман убивали.

Мы трех армян мародеров на Базарной ул. расстреляли и у одного армянина в мешке нашли серьги со следами человеческого мяса. До 24 марта армяне истребляли мирных мусульман и прекратили избиение уже после требования Туркестанского 36-го полка и после угроз моряков, а также после энергичного вмешательства председателя Исполнительного Комитета Джапаридзе. Моряки пригрозили, что откроют стрельбу из пушек по армянской части, если армяне не прекратят избиения мусульман и военные пароходы «Ардаган» и «Красноводск» подошли к пристаням, расположенным на восточной части города. 24 марта моряки мне дали 10 вооруженных матросов под начальством летчика Розенблюма, с коими охранял до 6 часов утра 25 дня район города Чемберекенд.

25 марта я занялся уборкой трупов с Николаевской улицы. Я с другими мусульманами подобрал 3 гимназистов мусульман, 11 мусульман, проколотые штыками и разрубленные шашками, труп одной русской, три трупа мальчиков мусульман от 3 до 5 лет, 8 русских мужчин, 19 трупов мусульман персидских подданных и 67 мужчин мусульман разных профессий. Все эти трупы мы на автомобилях свезли в мечети.

Кроме меня армяне подбирали трупы мусульман и свозили на повозках и автомобилях на старую пристань «Вулкан», куда свезли 6748 мусульманских трупов мужчин, женщин и детей. 26 марта я отправился в районы города «Мамедли» и «Похлы Даре», где мусульмане не могли закончить уборки трупов до 31 марта. С этих районов мусульмане трупы свозили на кладбище. В район города под названием «Кирпичхане» я повел с собой техника Владимира Соколова для фотографирования трупов. Соколов произвел три снимка. Первый снимок: Труп женщины с пулевой раной на голове, на теле пять штыковых ран и разрубленная правая ключица. На правой груди трупа женщины лежит еще живой ребенок со штыковой раной в ногу и сосет грудь матери. Второй снимок: К стене комнаты пригвожден ребенок лет двух гвоздем казачковым (длиною в) вершков семь-восемь. По шляпы гвоздя видно, что гвоздь заколочен камнем, который тут же лежит. Третий снимок:

На постели труп 13-14 летней девушки. Поза ее показывает, что ее изнасиловали много лиц. Постель между раздвинутых ног запачкана кровью. На шее следы пальцев. Эти снимки Соколов сфотографировал в трех домах. Когда мы вошли в четвертый дом, то нам представилась следующая картина: На полу большой комнаты голый труп женщины 22-23 лет, два трупа старух, ребенок в пеленках и ноги и руки ребенка грызут три собаки, труп девочки шести лет и труп мальчика восьми лет. Собак я пристрелил. Соколов закрыл лицо платком и зарыдал, выбежав из комнаты, и ушел к дому (домой), отказавшись фотографировать. Я остался один и стал заходить в дома. Во всех домах трупы мусульман, мужчин, женщин и детей во всевозможных позах и кругом мертвая тишина, которая увеличивала ужас. Еще и теперь, после девяти месяцев, при одном только воспоминании, меня обхватывает ужас. Всех картин ужасов и смерти мне трудно рассказывать, могу только сказать, что весь район «Мамедли» и район «Похлы Даре» состоял из развалин и трупов, кроме мусульман, убиравших трупы, никого не было из этих районов. На возвратном пути, около Центральной тюрьмы я встретил более 400 трупов, мужчин, женщин и детей. Почти все трупы были раздеты и лежали головой к западу.

Армяне задались целью уничтожить всех мусульман, но им мешало русское население города и воинские части, состоящие из русских. После мартовских событий до прихода турок армяне при всяком удобном случае убивали мусульман и грабили; главным образом всех мусульман, кои из города переселились в деревни. Так, армяне устраивали засаду в местности «Берк Даре» и убивали и грабили всех мусульман проезжающих и проходящих из города по дороге в село Коби. Систематическое истребление и ограбление мусульман армянами понудило Исполнительный Комитет послать отряд по охране города во главе с Рябовым и меня с 15 вооруженными. Отряд Рябова состоял из 12 лиц вооруженных. Мы окружили 18 армян, отобрали у них винтовки и арестовали их. Армяне убивали мусульман и в деревнях, трупы бросали в ямы или в колодцы. Молодых мусульманок армяне уводили в свои дома и насиловали. Много мусульманок армяне увели в Арменикенд. Сами мусульмане и потерпевшие мусульманки скрывают свой позор и не рассказывают, что с ними сделали армяне, уводя их из домов в плен.

Прочитано (подпись).

Председатель Чрезвычайной Следственной Комиссии:

Алекпер бек Хасмамедов (подпись).

Члены комиссии: Мамед Хан Текинский, А.Александрович,

А.Клуге (подписи).

Государственный Архив Политических Партий и Общественных Движений Азербайджанской Республики, фонд 277, опись 2, дело 14, лист 49-52 (далее: ГАППОД АР, ф., оп., л.)

I.R. Из данного свидетельства ясно видно, что две чёрные силы объединились, чтобы погубить мирный народ Азербайджана - изменники России большевики и армянские экстремисты, грезившие Великой Арменией, в которой не было места никому, кроме самих армян.

Хочу обратить Ваше внимание, дорогие мои читатели, что все свидетели сходятся в одном моменте - армяне убивали мусульман, не азербайджанцев, а именно мусульман, кем бы они ни были по национальности. Это означает что геноцид имел место по конфессиональному признаку, а это более страшно, поскольку охватывает более широкие слои населения. Под молох истребления подпали не только жители Азербайджана, но и персы, туркмены, турки, волжские народы, каковых в Баку было в избытке после прошедшего недавно нефтяного бума. Представители многих стран и территорий съехались в Баку на манящий запах нефти, чтобы найти заработок и прокормить свои семьи. Всё шло хорошо пока армянские нацисты не лишили этих гостей столицы Азербайджана всего имущества и самой жизни только за то, что они были мусульманами.

И ещё я просил бы обратить внимание на вот какую особенность приводимых текстов. Здесь и далее часто упоминается, что мусульманских мужчин армяне убили, а женщин увели в плен. Времена начала XX века были целомудренные и при всей жестокости событий люди пытались соблюсти внешнюю благопристойность. Документ №1 нам даёт чётко понять, что под армянским пленом следует понимать жуткие истязания и надругательства. О том, что ждало несчастных мусульманских девушек, как скот, угоняемых в такой “плен”, говорит хотя бы одно показание, которое мы приведём позже, когда после событий было обнаружено массовое захоронение мусульманских женщин с вырезанными влагалищами. Совершившие такое не могут называться даже зверями, не то что мужчинами и джигитами. Они не имеют права поклонится даже собственной матери. Содрогаешься от одной мысли, что перенесли несчастные обесчесченные и измученные перед смертью. “Аллах рехмет элесин” - Да упокоит Господь их души. Да пребудут Они в раю. Да будут жестоко наказаны сотворившие такое изверги рода человеческого. И да будут они прокляты во веки веков! R.I.


 
1. Портрет геноцида - Баку март 1918 г. в документах
Ingvar Ruricson добавил 17.06.2013в раздел «Общество».
  1. Портрет геноцида - Баку март 1918 г. в документах 73

Картина дня

наверх